Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:14 

"Hangover", Чунхён/Хёнсын, NC-17

Miss Amentia
Не слушай зов своего сердца: оно хочет твоей крови (с)
Title: Hangover
Author: IndigoStripes (да, это тоже я)
Fandom: B2ST
Pairing: Junhyun/Hyunseung
Rating: NC-17
Genre: angst, romance
Disclaimer: Не владею T___T
Warnings: лёгкое принуждение, лёгкое насилие, тяжёлый мозговынос
Примечание: Автор давно и упорно разыскивает свою логику, если кто-нибудь её видел, сообщите. Автору плохо без неё Т___Т


“Kimi wa my beautiful hangover…”
(“Big Bang”)


***
Со стоном перевернувшись на спину, Чунхён нехотя открыл глаза. В комнате было темно, душно и как-то странно. Понять, в чём странность, ещё до конца не проснувшийся мозг не мог. Парень вновь устало прикрыл глаза, пытаясь привести мысли в порядок. Во рту было ужасно сухо, голова раскалывалась так, что было больно дышать. Классические симптомы похмелья. Отлично отметили переезд на новую квартиру, ничего не скажешь. Чунхён невольно покачал головой, что вызвало серию болезненных микровзрывов в черепе. Это же надо так надраться! Он даже точно не помнил, что вчера происходило. Было много алкоголя, смеха, шума, и всё это слилось в один сумасшедший круговорот, а вот вычленить из него конкретные события было очень трудно. И ещё это навязчивое чувство того, что что-то из ряда вон выходящее всё же произошло… Чунхён медленно сел на кровати, стараясь держать голову очень ровно, и оглядел комнату. Его новую комнату, между прочим, которую он вчера даже толком не осмотрел. Окно в комнате было плотно задёрнуто, за что Чунхён был невыносимо благодарен неизвестной доброй фее – может, он и не вампир, но яркие солнечные лучи сейчас бы его точно убили. Помимо его кровати в комнате находилась ещё одна, идеально заправленная, очевидно, принадлежащая «доброй фее» - его новому соседу. Только вот, кто же это был?.. Чунхёну потребовалась пара мучительных мгновений на раздумья, чтобы вспомнить, что это Хёнсын. Ну, что ж, значит, за задернутые шторы следует благодарить Хёнсына…
- Твою мать! – игнорируя новую волну головной боли и тошноты, Чунхён резко выпрямился, глядя перед собой расширившимися в изумлении глазами. Хотя, это было не изумление, а самый настоящий шок, поскольку, стоило только мысленно представить себе Хёнсына, как в больную голову рэпера начали возвращаться воспоминания. Совершенно ненужные воспоминания. О том, как он целовался с Хёнсыном, как затащил его в комнату… То, что было дальше, Чунхён предпочёл даже мысленно не формулировать – ему хватило ярких образов. Очень откровенных ярких образов. Таких, которые не оставляли ему иного выбора, кроме как признать свершившимся факт: он переспал с Хёнсыном.
Перед этим кошмаром меркло даже его жутчайшее похмелье. Но всё равно в таком состоянии он не мог рассуждать здраво. Придётся всё же слезть с кровати и поискать какую-то одежду, что бы выйти и добраться до желанного душа. Как ни странно, если с первым пунктом пришлось помучаться, так как каждое движение вызывало острые импульсы всё той же боли, то со вторым не возникло никаких проблем. Вся одежда, которая вчера была на нём, сейчас была аккуратно сложена на стуле. Вряд ли, это его собственных рук дело. Для этого он вчера был весьма занят. Вновь спасибо Хёнсыну. Отлично, просто отлично.
Кое-как одевшись, Чунхён вышел из комнаты, невольно зажмурившись от обилия раздражающе яркого света. На кухне кто-то чем-то гремел, Чунхён поморщился, стараясь как можно незаметнее пройти мимо. Но стоило ему сделать пару шагов, как оттуда высунулся Ёсоб, сияющий омерзительно радостной и бодрой улыбкой.
- Хён! Доброе утро! – громко заявил он и хотел добавить что-то ещё, но замолчал, наткнувшись на убийственный взгляд рэпера.
- Ещё. Одно. Слово. И. Ты. Труп, - раздельно произнёс Чунхён, проходя к ванной.
- Ну и ладно, - надувшись, пробормотал Ёсоб, вновь скрываясь на кухне.
Сделав воду почти ледяной, а напор максимальным, Чунхён с наслаждением встал под душ, подставив лицо под упругие струи. На несколько минут ему даже стало едва ли не хорошо, но потом услужливая память подкинула очередные обрывки воспоминаний, на этот раз ещё более детализированные.
… они весь вечер сидели рядом, близко-близко, что было странно, поскольку обычно Хёнсын такого не выносит и всегда стремится отодвинуться. Но тогда он почему-то абсолютно не возражал, когда Чунхён обнял его, чуть притягивая к себе, продолжая говорить при этом с кем-то другим. Он только устроился удобнее, откинувшись на его плечо, чувствуя, как пальцы Чунхёна незаметно для остальных скользят по его шее, мягко массируя, даря ненавязчивую ласку. Хотя рэпер сам плохо понимал, почему он вообще всё это начал. То ли дело было всё же в выпитом, то ли в самом Хёнсыне, от чьего близкого тепла и неожиданной податливости у Чунхёна раз за разом пробегали вдоль позвоночника мурашки. Хотелось, чтобы они были одни, чтобы им никто не мешал, чтобы можно было вдумчиво и долго трогать его, гладить, целовать. Хотелось вызвать у Хёнсына такое же сильное ответное желание и посмотреть, какой он, когда перестаёт постоянно сдерживать себя изнутри. Но вместо этого приходилось улыбаться остальным, невольно от невысказанной досады сжимая пальцы на плече Хёнсына, который, словно внезапно что-то почувствовав и поняв, встал и, пожелав всем спокойной ночи, отправился в спальню. Чунхён мысленно разочарованно застонал, но тут Хёнсын на миг повернулся в дверях и слегка улыбнулся рэперу. Простая, чуть смущённая улыбка, от которой Чунхён тут же подскочил с места и, пробормотав что-то, что можно было принять за прощание, кинулся за ним, ничуть не пытаясь хотя бы выглядеть спокойным.
Догнав его уже у дверей в их теперь общую спальню, Чунхён резко развернул его к себе, притягивая, чтобы поцеловать. И он ничуть не был удивлён, когда Хёнсын вместо того, чтобы оттолкнуть его, закинул руки ему за шею, немного робко приоткрывая рот, чтобы Чунхён мог углубить поцелуй. От такой уступчивости весь оставшийся здравый смысл Чунхёна куда-то улетучился. Его хватило только на то, чтобы втолкнуть Хёнсына в спальню, так как он понял, что ещё немного, и они сделают это прямо в коридоре, а это самое неправильное, что может случиться. Ему хотелось, чтобы всё было нежно и медленно, чтобы это понравилось Хёнсыну. Откуда в нём столько нежности к парню, которого до этого он считал просто другом, Чунхён предпочитал не думать. Вместо этого он мягко толкнул Хёнсына на первую кровать и сам опустился сверху, продолжая целовать мягкие губы. Тогда казалось, что нет ничего правильнее, чем раздевать Хёнсына, вслушиваясь в его негромкие, прерывистые стоны и вздохи, чувствуя, как его ладони скользят по его спине, бокам, останавливаются на шее.
Чунхён никогда в жизни не испытывал такого «правильного» возбуждения, такой одержимости чьим-то запахом, ощущением кожи под пальцами и губами, чьим-то вкусом. А, когда они, наконец, перешли к главному, единственной отчётливой мыслью Чунхёна был почти панический страх сделать Хёнсыну больно. Но этого не случилось, поскольку они подошли друг другу идеально.
У Чунхёна было много девушек. Действительно много. Но ни с одной не было такого… единения, ни одна не могла отдавать себя также полно и отчаянно, как Хёнсын. Если бы не эта ночь, Чунхён никогда бы и не узнал, что самый чувственный секс у него будет с его застенчивым и отстраненным одногруппником…
Чунхён со стоном уткнулся в холодную кафельную стену. Чёртовы воспоминания. Теперь всё, что он мог видеть перед глазами – непривычно раскрасневшееся лицо Хёнсына, с сексуально прикушенной нижней губой и закрытыми глазами.
- Отлично! – прошипел рэпер.
Действительно, было из-за чего злиться. Мало того, что он чувствует себя последней сволочью, совратившей одного из лучших друзей, так это ещё и не препятствует тому, чтобы у него вставало от одних мыслей об этом самом «друге». Ситуация хуже некуда.

***
Чунхён вошёл в кухню, на ходу вытирая влажные волосы.
- Хён! – Ёсоб до сих пор был там, воодушевлённо колдуя над плитой, - Хочешь есть?
- Нет, - с отвращением ответил Чунхён, стараясь не слишком сильно вдыхать запах еды. Конечно, вероятнее всего, с ней всё было в порядке, но в настоящий момент она казалась ему чем-то тошнотворным. – Господи, как ты вообще есть можешь?
- Не знаю. Но могу, - легкомысленно ответил Ёсоб, с аппетитом что-то пережёвывая.
- Где все? – поинтересовался Чунхён, быстро отводя от него глаза.
- Кикван и Донун ещё не выходили из комнаты, а Дуджун-хён болеет.
- А Хёнсын? – напряжённо спросил Чунхён.
- Не знаю, - растерянно ответил Ёсоб, - А он уже встал? Я его не видел. Наверное, ушёл куда-то… Хён, ты куда?
Но Чунхён не обратил не него никакого внимания, бросившись вон из кухни. В комнате он принялся лихорадочно искать свой телефон.
- Чёрт… Да где же он?
Не найдя его в комнате, Чунхён кинулся в гостиную, где ещё оставались следы вчерашней пьянки. Зато, действительно, среди диванных подушек нашёлся его телефон. Чунхён тут же набрал номер Хёнсына. Почти сразу же вместо длинных гудков раздались короткие. Сбросил.
- Твою мать!.. – зло выпалил рэпер, набирая вновь. В этот раз Хёнсын нажал отбой ещё быстрее. – Только бы не… Ёсоб!
- Нэ, хён?
- Позвони Хёнсыну!
Не спрашивая в чём дело, парень достал телефон и нажал на кнопку, потом поднёс аппарат к уху, прислушиваясь.
- Он скинул… - удивлённо прокомментировал он услышанное, - Странно.
- Придурок, - бросил Чунхён, обращаясь к невидимому Хёнсыну.
- Что это с ним? Он обычно так не делает… Хён, как думаешь, может, с ним что-то случилось? – обеспокоенно спросил Соби.
- Не знаю.
Чунхён решительно направился в комнату Ёсоба и Дуджуна. Лидер, на самом деле, чувствовал себя ещё хуже, чем Чунхён, когда проснулся, но тому было не до жалости и человеколюбия.
- Дуджун! – громко позвал он. Никакой реакции, - Дуджун! Проснись! – почти закричал Чунхён.
Доселе бесчувственное тело на кровати слабо застонало и пошевелилось.
- Иди к чёрту… - загробно протянул лидер.
- Обязательно, - торопливо пообещал Чунхён, - Как только ты дашь мне свой телефон.
- Ч-что? – невнятно откликнулся Дуджун, - Спятил?
- Да-да. Где он?
- Маньяк… Там, в одежде… - наконец, сдался Дуджун и вновь перестал проявлять признаки жизни.
Брезгливо перетряхнув груду одежды на стуле, Чунхён выудил его телефон и вновь повторил манипуляции с номером Хёнсына. На этот раз он даже не услышал гудков – равнодушный женский голос сразу сообщил, что «набранный номер временно недоступен». Чунхён почувствовал, как по спине пробежал неприятный холодок, а ладони стали влажными. Ни слова не говоря, он вышел. Игнорируя вопросительный взгляд Ёсоба, он прошёл в их с Хёнсыном спальню, начав машинально наводить там порядок.
Господи, если Хёнсын… что-то с собой сделает, он себе не простит. Даже учитывая, что прошлая ночь была явной ошибкой, Хёнсын много значит для него. Очень много. Он и так будет винить себя за то, что дал вчера гормонам и алкоголю взять верх над разумом. Ради удовольствия на одну ночь он сделал больно близкому человеку. Браво, Чунхён. Ты просто молодец. Хотя… чёрт, как же вчера было хорошо. Безумие какое-то просто.
Мысленно отвесив себе отрезвляющую пощёчину, рэпер отправился искать Соби. Возможно, тот хоть примерно может знать, где находится Хёнсын.
Однако стоило ему выйти, как он услышал, что в прихожей открывается дверь. Не раздумывая, Чунхён бросился туда, где застал входящим Хёнсына с большим пакетом из продуктового магазина.
- Хёнсын! Ты где был?! – Чунхён обеими руками схватил его за плечи.
Хёнсын, не отвечая, расширившимися глазами посмотрел на него и вывернулся из хватки.
- Ты хоть представляешь, как я волновался?! Что у тебя с телефоном?!
- Выключил, - коротко бросил парень.
- Прекрасно! Я тут себе выдумал неизвестно, что! – разозлённый Чунхён снова развернул его к себе лицом.
- Судя по всему, ты всё помнишь, - внезапно вздохнул Хёнсын, - Значит, сделать вид, что ничего не было, уже не получится…
- А ты собирался?
- А ты думал, я с утра проснусь с тобой в обнимку, буду смотреть глазами влюблённой школьницы и предложу встречаться? А потом, когда ты меня пошлёшь, буду плакать и умолять не бросать меня? – предварительно оглянувшись, прошипел Хёнсын, как-то резко перестав быть милым тихим мальчиком, к которому привык Чунхён.
- Что за бред ты несёшь? Мне кажется, что это ты меня за кого-то не того принимаешь, - тихо произнёс Чунхён.
- Боже… Мне без разницы. Я просто не хочу ничего менять. Чунхён, давай постараемся оба это забыть. Ты же сам понимаешь, что это был просто секс по пьяни и ничего больше. Но если мы продолжим трепать друг другу нервы, в конце концов, об этом узнают остальные, а это хуже всего для группы. Поэтому, проехали. Хорошо? И, ради всего святого, прекрати ко мне прикасаться! – прямо-таки взмолился Хёнсын.
Чунхён невольно отдёрнул руку, которая до сих пор сжимала предплечье Хёнсына. Он не мог ничего ответить ему, он просто некоторое время молчал, а потом медленно кивнул.
- Слава Богу, - выдохнул Хёнсын и внезапно закричал вглубь квартиры, - Соби! Хочешь мороженного?
- Хён! Ты вернулся! – в прихожей материализовался Ёсоб, - Где ты был?
- Воздухом дышал, - беззаботно улыбнулся Хёнсын, подхватывая парня под руку и утаскивая его на кухню.
- Мы за тебя волновались, - пожаловался Ёсоб, - Особенно Чунхён-хён. Почему ты сбрасывал?
- Оу, не стоило. Мне просто было неудобно говорить.
- Правда? Ну, ладно! Где моё мороженное?

***
Чунхён сходил с ума. Впервые в жизни он сходил по кому-то с ума и не мог получить этого человека, несмотря на то, что тот находился на расстоянии вытянутой руки. Хотя, насчёт «расстояния вытянутой руки» Чунхён весьма сильно погорячился, ибо руки у него всё же были не шестиметровые. А именно где-то такую дистанцию твёрдо держал Хёнсын. Вот у него-то, в отличие от Чунхёна, всё шло по намеченному плану. Казалось, что он довольно легко выбросил произошедшее из головы. То есть, да, он не разговаривал с Чунхёном без особой надобности, не приближался к нему слишком близко и ни под каким предлогом не оставался с ним наедине (сразу же после той ночи он перебрался в гостиную под предлогом плохого сна: «Я просто не хочу мешать Чунхёну, в последнее время мне очень сложно уснуть»). Но в остальном, всё было как раньше: он улыбался, вполне адекватно общался с окружающими и всё так же нереально потрясающе танцевал. У него не было депрессии, навязчивых мыслей, отвращения к себе. В общем, всего того, что теперь сопровождало Чунхёна изо дня в день. У него даже с написанием стихов что-то случилось. Не было больше той лёгкости и динамики, всё больше у него получалось что-то вроде «Вы знаете, что такое ад? Я рассказать о нём вам рад», что вызывало у всех полное недоумение и сочувственное «Наверное, ты просто устал…». Но Чунхён-то прекрасно знал, что усталость тут не причём.
Причём был только Хёнсын, который засел у него в голове, похуже любого похмелья. Кстати, сравнение было в самый раз, поскольку и от того и от другого плохо было невероятно. Правда, похмелье хотя бы проходило и хоть как-то лечилось. В отличие от Хёнсына, который каждый день раздражающе маячил перед глазами, и исчезать никуда не собирался.
Сначала рэпер наивно полагал, что это пресловутые угрызения совести, и вполне готов был с этим мириться. Впрочем, заблуждался он недолго. Ровно до тех пор, пока не поймал себя на том, что неосознанно втягивает носом воздух, когда Хёнсын проходит мимо, надеясь хоть на короткое время вновь почувствовать тот самый запах, который преследовал его с той ночи. Это как-то мало похоже на последствие угрызений совести. Или, к примеру, голос Хёнсына. Как-то это всё же странно, что каждый раз, когда Чунхён его слышит, он моментально воспроизводит в голове стоны Хёнсына, и, пока он занят столь увлекательным занятием, сам смысл сказанного от него благополучно ускользает.
Чунхён любил свой рационализм и старался пользоваться им почаще, поэтому, успешно избежав плена иллюзий, он признался себе, что хочет Хёнсына. Причём, сильно хочет. И не в том плане, чтобы снова переспать (хотя, к чему отрицать, что и это тоже). Он хочет, чтобы Хёнсын сидел рядом с ним, улыбался ему и, в конце концов, снова стал с ним разговаривать. Поскольку то, что Хёнсын подчёркнуто видел в нём бессловесную деталь интерьера, раздражало до зубовного скрежета.
Хёнсын улыбался всем, кроме него, а Чунхёну хотелось наорать на него, а потом хлопнуть дверью и уйти куда-нибудь, где он сможет хоть немного отвлечься от мыслей, вгоняющих в депрессию.
Но нет, ему приходилось сидеть наискось (так можно безнаказанно пялиться, не боясь встретить возмущённый взгляд) от своего «похмелья» и старательно делать вид, что внутри он не переживает почти наркоманскую ломку.
И как-то вечером, сосредоточенно глядя на Хёнсына, Чунхён решил, что пора всё-таки как-то решать эту проблему.
***
Собственно, к решению Чунхён подошёл основательно, в чём-то даже творчески. Во-первых, его раздражало то, что Хёнсын продолжал спать в гостиной - это действительно сводило их общение к минимуму и мешало любым попыткам сближения.
Для начала Чунхён решил поступить честно, то есть не строить козней за его спиной, а просто поговорить. Или хотя бы попытаться поговорить – с того самого дня их диалоги свелись к ежедневному «Доброе утро – Ага, доброе» и застольному «Передай то-то – Держи».
Лучшим местом для разговора была репетиционная. Надо было только подождать, когда все, усталые после нескольких часов прогона хореографии, поплетутся в душ, и придержать Хёнсына за рукав, прекрасно понимая, что тот не будет яростно вырваться на глазах у группы. Поэтому отдёрнул руку и отскочил от него Хёнсын только тогда, когда остальные окончательно скрылись из виду, не придав значения тому, что Чунхён и Хёнсын отстали.
- Чего тебе? – не слишком дружелюбно поинтересовался Хёнсын.
- Хёнсын-а, - протянул Чунхён, - Нам нужно поговорить.
- Нам не о чем говорить, - с нажим запротестовал Хёнсын.
- Думаешь?
- Мы закрыли ту тему, - Хёнсын нахмурился, осуждающе глядя на рэпера.
- Закрыли – так закрыли, - Чунхён равнодушно пожал плечами, - Я не об этом.
- А о чём?
- Хёнсын… Тебе следует переехать обратно в нашу комнату, - Чунхён старался говорить как можно убедительнее.
- Чего?! – не сдержавшись, воскликнул Хёнсын, очевидно, поражаясь такой наглости. – С ума сошёл? Чтобы я остался с тобой ночью в замкнутом пространстве?! Ну, уж!
- Мы же вроде закрыли эту тему, - с едва уловимой насмешкой напомнил Чунхён.
- Я – да, - Хёнсын вскинул голову, скрестив руки на груди и с вызовом уставившись на парня, - А вот насчёт тебя – не уверен.
- Да? А что ж так? – ироничная ухмылка рэпера стала чуть шире.
- Ты думаешь, я не вижу, как ты на меня смотришь?
- И как же? – внешне оставаясь спокойным, полюбопытствовал Чунхён.
- Плохо! – категорично заявил Хёнсын, - Не надоело раздевать меня глазами каждый раз, когда видишь?
- Нет, - Чунхён внезапно широко и радостно улыбнулся – впервые за несколько дней, - Это рефлекс.
Хёнсын прямо-таки задохнулся от возмущения:
- Ты… ты что такое говоришь?!
Чунхён стремительно сделал пару шагов к нему, сокращая расстояние между ними до нескольких сантиметров.
- Знаешь, Хёнсын-а… - негромко заметил он, - Мне кажется, что ты тоже никак не можешь закрыть для себя эту тему, не так ли?
Некоторое время они смотрели друг на друга.
- Отвяжись же ты, наконец… - неожиданно устало попросил Хёнсын, разворачиваясь и направляясь к выходу, но Чунхён немного опередил его, упираясь в дверь рукой и захлопывая её.
- Мы не договорили, - мягко напомнил он, пытаясь не сходить с ума из-за близости к Хёнсыну.
- О чём? О спальне?
- Да.
- Я скорее вообще уйду из общежития, чем вернусь к тебе в комнату.
- Отличная позиция, - с сарказмом похвалил Чунхён. – Меня радует твоя предусмотрительность.
- В смысле? – ощутимо насторожился Хёнсын.
- Сам подумай: по-твоему, остальные ничего не замечают? Ты уже придумал, что соврёшь им? Или решил всё-таки рассказать правду о нашей… незабываемой ночи? – Чунхён осознанно выделил последние два слова, добавив в них чуть больше издёвки, чем следовало, чтобы Хёнсын остался равнодушным.
Парень вспыхнул, с открытой враждебностью глядя на рэпера и придвигаясь чуть ближе к нему. «Ударит?» - с каким-то предвкушением подумал Чунхён. Но нет, Хёнсын всего лишь прикусил губу и сжал пальцы, отводя глаза в сторону.
- Они не спрашивают, - тихо ответил он.
- Спросят, - щедро пообещал Чунхён, мягко оттесняя его в сторону и выходя.
Завернув за угол, он привалился спиной к стене и утомлённо закрыл глаза. Он представить себе не мог, что пребывание в замкнутом пространстве наедине с Хёнсыном окажется таким тяжёлым испытанием для его самоконтроля. Во время разговора хотелось забить на все интриги и просто прижать его к стене, зацеловывая это невыносимое недоразумение до тех пор, пока у него мозги на место не встанут.
Правда, зная кошмарное упрямство Хёнсына, можно и не надеяться, что это поможет.

***
Для воплощения следующего этапа плана по переселению Хёнсына всё, что требовалось сделать Чунхёну – сесть вечером между Ёсобом и Дуджуном с крайне мрачным и задумчивым видом и ждать. Впрочем, ждать пришлось недолго. Почти сразу лидер подчёркнуто равнодушно спросил:
- Ну, что поговорил с Хёнсыном?
- Что ты имеешь в виду? – мастерски фальшиво разыграл удивление Чунхён.
Дуджун позволил себе снисходительно улыбнуться:
- Ну, мы же не слепые… Вы поссорились?
- Не знаю, о чём ты, - отрезал Чунхён, но тут к разговору подключился Ёсоб:
- Хён, не ври. Мы же понимаем, что что-то случилось… Хёнсын-хён сбежал от тебя в гостиную, и вы почти не разговариваете. А сегодня, после того, как вы задержались в репетиционной, Хёнсыни-хён вернулся с таким расстроенным видом… Вы не помирились?
Чунхён решительно поднялся на ноги и с еле сдерживаемым раздражением бросил:
- Айш! Хёнсыну лучше знать, что происходит, наверное! Поскольку я вообще ничего не понимаю!
С этими словами он, не оборачиваясь, вышел, наконец, позволив себе довольную улыбку.
За его спиной Дуджун и Ёсоб многозначительно переглянулись.

***
Когда вечером Хёнсын появился в спальне и со злостью швырнул свои вещи на кровать, Чунхён даже немного разочаровался: всё получилось слишком легко.
- Это всё ты! – Хёнсын обвиняюще ткнул в него пальцем. – Это ты их подослал!
- Кого? – спокойно поинтересовался Чунхён поверх журнала.
- Соби с Дуджуном!
- Делать мне больше нечего, - Чунхён вернулся к чтению.
- Тогда какого чёрта они битый час приставали ко мне с дурацкими вопросами?! И надо же какое совпадение – именно после того, как ты завёл тот идиотский разговор в танцзале!
Чунхён поморщился:
- Не кричи, пожалуйста. А разговор я тот завел только потому, что ко мне они уже, как ты выразился, приставали. Поэтому я и решил, что, не добившись от меня внятных объяснений, они пойдут к тебе. Вот я и предупредил. Ясно?
Хёнсын растерянно похлопал ресницами. На его лице недоверие боролось с чем-то похожим на лёгкое раскаяние. Наконец он пробормотал что-то вроде «Ясно» и принялся расстилать постель.
- Что именно они спрашивали? – полюбопытствовал Чунхён.
- Почему я переехал, почему мы не разговариваем, чем ты меня обидел… - перечислил Хёнсын.
- Так и сказали: «Чем Чунхён тебя обидел?», - недоумённо уточнил рэпер.
- Нет, - Хёнсын помотал головой, - Слова Дуджуна: «Хёнсын-а, только скажи, что он тебе сделал, и я его прибью».
- Что?! – Чунхён резко подскочил на кровати, - Какого чёрта?! С чего он взял, что здесь только моя вина? Может, это ты во всём виноват, а я как раз пострадавший!
Хёнсын насмешливо улыбнулся:
- Кто может в это поверить?
- Это несправедливо, - недовольно проворчал Чунхён, - Люди верят тебе, потому что ты весь из себя «Ах, я такой беззащитный, милый и невинный до кончиков волос». А из меня вечно делают какое-то чудовище.
- Правильный имидж, - пожал плечами Хёнсын и внезапно посерьёзнел, - Я ложусь спать. Если ты приблизишься к моей кровати ближе, чем на метр, я, пожалуй, всё-таки скажу Дуджуну, что ты меня обидел.
Чунхён поморщился:
- Отлично, может, ты его ещё сюда позовёшь ночевать?
- Соби не оценит, - хмыкнул Хёнсын. Он выжидательно уставился на Чунхёна.
- Что? – устало поинтересовался тот.
- Я ложусь спать, - почти по слогам повторил Хёнсын.
- И что? Ложись, - Чунхён вновь попытался сосредоточиться на журнале.
- Чунхён, не тупи, - с раздражением попросил Хёнсын, - Мне нужно переодеться!
- И?..
- Господи! Выйди!
- А? Ты серьёзно?
- Более чем, - кивнул Хёнсын, - Давай, давай, не тормози. Обещаю, я быстро.
- Хёнсын-а, - Чунхён с трудом подавил нервный смешок, - Ммм, не знаю, как тебе сказать, но ты, вообще-то, парень. И я тоже. Чего тебе стесняться?
- Дело не в стеснении. Я тебе не доверяю.
- Чего?! Думаешь, стоит мне увидеть – о, мой Бог! – обнажённого Хёнсына, и мне тут же сорвёт крышу?! – запальчиво воскликнул Чунхён и тут же задумался. На самом деле он точно не мог сказать, какое впечатление может произвести на него раздетый Хёнсын. И чем это может закончиться. К примеру, чем-нибудь, попадающим под Уголовный Кодекс. Поэтому, вздохнув и пробормотав что-то нелицеприятное в сторону соседа, он поднялся и вышел.
За дверью он опустился на корточки и с самым печальным видом обхватил колени руками.
«В конце концов, это несправедливо. Он сам себе противоречит! Если он действительно не хочет повторения той ночи, тогда зачем постоянно ведёт себя так, чтобы напомнить мне об этом?! Все эти «не приближайся», «не трогай», «не смотри»... Как девушка, честное слово! Как будто знает, зараза, что все эти женственные штучки в его исполнении выглядят довольно... возбуждающе для меня. Но нет! Ему же просто нужно постоянно испытывать моё терпение...»
- Хён? – внезапно вывел его из раздумий недоумённый голос псевдо-маннэ. – Ты что здесь делаешь?
- Жду, - мрачно ответил Чунхён, предпочитая не вдаваться в подробности.
- Чего? – не отставал неугомонный Ёсоб.
- Хёнсына, - запасшись терпением, вновь ответил Чунхён, мечтая, чтобы у Соби объявились какие-нибудь срочные дела.
- В смысле? Вы куда-то собираетесь? – удивился Соби, не спеша воплощать мечты хёна в жизнь.
- Нет. Я жду, когда он закончить переодеваться, чтобы я мог войти, - расщедрился на более длинную реплику рэпер.
- Ха? Хёнсыни-хён не хочет переодеваться при тебе? – проявил свои способности к дедукции парень.
- Да, - подтвердил Чунхён и вернулся к созерцанию своих кроссовок.
- Странно, - подумав, сообщил Ёсоб и прежде, чем Чунхён смог его остановить, рывком распахнул дверь в их с Хёнсыном спальню.
- Хёнсыни-хён! Почему ты выгнал Чунхёна?
Вместо ответа ему в лицо полетела подушка, вслед за которой выглянул растерянный Хёнсын.
- Соби? Что ты здесь делаешь?
- Хён! – возмущённо завопил псевдо-маннэ, отойдя от первоначального шока, - Что это было? – он потряс подушкой.
- Прости, я думал, что это Чунхён, - Хёнсын невозмутимо схватил подушку и вновь скрылся в комнате.
Чунхён сочувственно посмотрел на ошарашенного Соби и вежливо постучал:
- Я могу войти?
- Входи, - милостиво разрешил Хёнсын.
- Соби потрясён, - довольно сообщил Чунхён, закрывая за собой дверь.
- Я, правда, думал, что это ты, - Хёнсын пожал плечами, разворачиваясь к нему. Улыбка Чунхёна моментально куда-то делась. Если до этого он думал, что может сорваться при виде раздетого Хёнсына, то теперь он сомневался даже в том, сможет ли он выдержать хотя бы одетого Хёнсына. Вроде бы тот был одет более чем обычно, но почему-то Чунхён ощущал себя каким-то извращенцем, разглядывающем нечто, не предназначенное для всеобщего обозрения. Он до этого столько раз видел Хёнсына, одетым для сна... Разве теперь что-то поменялось? Рэпер постарался ещё раз осмотреть Хёнсына, по возможности трезво. Обычная короткая белая футболка с каким-то мультяшным принтом. Широкий вырез выставляет напоказ тонкие ключицы и восхитительную шею. Внизу – настолько же обычные серые мягкие штаны, довольно низко сидящие на бёдрах, так что острые тазовые косточки остаются беззащитно открытыми... Пристально разглядывая очень светлую кожу Хёнсына, Чунхён понял, что трезво это он воспринимать никак не может.
- Кхм, - Хёнсын смущенно кашлянул, нарушая установившуюся в комнате тишину, - Может, мне лучше вернуться в гостиную?
- Ты очень красивый, но я могу держать себя в руках, - внезапно для самого себя искренне ответил Чунхён.
Хёнсын вспыхнул и бросил на Чунхёна убийственный взгляд.
- Да-да, я помню, что ты не любишь, когда тебя называют красивым или милым, - как ни в чём не бывало, продолжил Чунхён, - Хотя, по-моему, ты обманываешь сам себя. Если бы тебе это не нравилось, ты бы не одевался так, как одеваешься, не делал бы такую селку, какую делаешь, не вёл бы себя так, в конце концов... Тебе кажется, что, если люди находят тебя настолько привлекательным, то это значит, что они относятся к тебе только как к симпатичному личику? Да, я считаю, что ты милый и красивый. Точнее, невероятно милый и красивый, но это же не значит, что я тебя недооцениваю, так?
- Айгу, это что, новый способ затащить меня в постель? – подчёркнуто раздражённо поинтересовался Хёнсын.
- Хёнсын-а, сколько можно? – Чунхён укоризненно покачал головой, - Я просто сказал, что думаю, а ты тут же перевернул мои слова с ног на голову... Или ты хочешь выдать желаемое за действительное?
- Больно надо, - Хёнсын нервно дёрнул плечом и отвернулся, отчего рукав футболки сполз ниже, почти полностью это самое плечо открывая. Чунхён чуть ли не поперхнулся следующей своей фразой, глядя на это безобразие. Не до конца понимая, что делает, он стремительно приблизился к Хёнсыну, осторожно поддёргивая футболку наверх. Хёнсын, почувствовав чужое прикосновение к своей коже, замер, не спеша, впрочем, поворачиваться. Не встретив ожидаемого сопротивления, Чунхён почти невесомо пробежался пальцами по его ключице, поднимаясь к шее и отводя с неё чёрные пряди. Вместе с этим он положил ладонь свободной руки Хёнсыну на живот, мягко притягивая его ближе к себе, заставляя спиной прижаться к своей груди. Чунхён коснулся его шеи губами, едва слышно выдыхая:
- Хёнсын-а...
Звук собственного имени словно привёл Хёнсына в чувство: он решительно оттолкнул руки Чунхёна, отскочил от него на безопасное расстояние и обернулся. Его скулы отчётливо заалели, он с трудом пытался выровнять дыхание, но выглядел он очень зло.
- Выдохни, - подсказал Чунхён с сарказмом, сцепляя дрожащие руки в замок.
Хёнсын неосознанно последовал его совету, но потом опомнился, а затем... А затем Чунхёну стало интересно, откуда в их комнате столько вещей, и как они так удачно оказываются именно около Хёнсына, поскольку в рэпера летело всё: журналы, одежда, обувь, подушки опять же... И вся эта сцена сопровождалась яростной тирадой, которая сводилась к нелицеприятной характеристике характера Чунхёна. Который, кстати, даже подумать не мог, что обычно спокойный и уравновешенный Хёнсын способен на такой взрыв эмоций. С неожиданным удовольствием отметив, что тот не перестаёт его удивлять, Чунхён решил вмешаться только тогда, когда Хёнсын схватился за его телефон и уже намеревался отправить его в полёт.
Преодолев разделяющее их расстояние, Чунхён легко перехватил руки Хёнсына и притянул его к себе, вынуждая уткнуться лицом в своё плечо. Хёнсын чуть посопротивлялся, но неожиданно быстро расслабился, позволяя Чунхёну успокоить себя лёгкими поглаживаниями по спине.
- Ну-ну, тише... Извини меня... – Чунхён постарался сделать свой тон как можно более умиротворяющим, что было довольно сложно, поскольку такой уязвимый и трогательный Хёнсын не мог оставить его равнодушным.
- «Извини»? Издеваешься? – тихо отозвался Хёнсын, - Ты решил меня до самоубийства довести? Не видишь, что ли, что мне трудно с тобой просто рядом находиться, так ты ещё и доконать меня хочешь?
- Не хочу, - Чунхён запустил пальцы в волосы Хёнсына, осторожно их перебирая.
- Тогда чего ты хочешь? От меня? Ещё раз переспать? – Хёнсын вновь вырвался из его рук, - Так давай сделаем это! Только обещай, что потом оставишь меня в покое! Или мне из группы вообще уйти? Что мне сделать, что бы ты прекратил?!
- Придурок, - с внезапно проснувшейся злостью бросил Чунхён, - Ты совсем ничего не понимаешь?
- А что я должен понимать? – с горечью воскликнул Хёнсын, но Чунхён предпочёл не выслушивать его упрёки, резко притянув к себе для поцелуя.
Чунхён был сам удивлен тому, насколько он успел соскучиться по вкусу Хёнсына, по ощущению его губ. По тому теплу, которое наполняет его, когда он держит его в объятьях. Но всё это омрачалось болезненным ожиданием того, что Хёнсын сейчас его оттолкнёт в который раз, поскольку плевать ему на нежность, от которой Чунхёна начинало трясти, как подростка.
«Лучше самому...»
Чунхён обхватил лицо Хёнсына ладонями, твёрдо отстраняя его от себя, отмечая машинально, какими глазами он на него смотрит. С чем-то, похожим на надежду.
- Наверное, сегодня в гостиной лучше спать мне, - хрипло сказал Чунхён, не оглядываясь, выходя из комнаты.

***
- Идиот! – яростно выдохнул Чунхён, со злостью впечатывая кулак в спинку дивана. – Какой же я идиот!
«Это же надо быть такой сволочью! Он точно прав: я решил его довести к чёрту! Хотя и он тоже не лучше, сводит меня с ума, как мальчишку! Мы - идеальная пара: никто ничего прямо сказать не может! Только мозги друг другу выносим! Почему я не могу с ним нормально поговорить? Ах да... Потому что боюсь».

***
- Выглядишь всё хуже и хуже, хён! – жизнерадостно объявил Донун на следующее утро, внимательно оглядев Чунхёна.
Тот бросил на него устало-раздражённый взгляд, но промолчал. Прошлой ночью он почти не спал, поэтому и настроение у него было соответствующее. Хотелось убить кого-нибудь и успокоиться. Пока чудовищно бодрый и довольный жизнью маннэ был самой достойной кандидатурой.
- Нет, хён, правда! – не унималось кошмарное создание, - Такое ощущение, что тебя только что из тюрьмы выпустили. Ещё и взгляд такой угрюмый! Что-то случилось?
Чунхён уже хотел предложить младшенькому по-хорошему заткнуться, но тут на кухне появились Соби и Хёнсын, негромко о чём-то переговаривающиеся.
- Омо! Хёнсын-хён, - переключил своё внимание с Чунхёна Донун, - Ты плохо себя чувствуешь?
- Что с твоими глазами? Они такие красные, - недоумённо добавил Кикван, заслужив укоризненные взгляды Соби и Донуна.
Хёнсын ничего не ответил, присев за стол, старательно избегая смотреть на Чунхёна. Но тот всё равно успел заметить, что Кикван прав, и глаза у него действительно выглядят очень плохо. Как если бы он сильно плакал. Что он, скорей всего, и делал.
- У хёна аллергия, - тоном, не терпящим возражений, заявил Соби, - Так что не приставайте к нему сегодня!
Прозвучало это вроде бы для тонсэнов, но, когда Чунхён поднял голову, он ощутил предупреждающий взгляд Соби именно на себе. Чувствовалось, что псевдо-маннэ им не очень доволен. «Хёнсын всё ему рассказал?!», - лихорадочно пронеслось в голове у рэпера. Он перевёл взгляд на уткнувшегося в свою тарелку Хёнсына.
- Может, ему тогда пойти ещё прилечь? У нас же есть время до записи, - неуверенно предложил Донун.
Трое младших повернулись к Хёнсыну.
- Да, наверное, так лучше... – поддержал его Соби. – Хёнсыни-хён?..
- Ага, - тихо откликнулся Хёнсын таким тоном, что у Чунхёна кошки на душе заскребли.
Хёнсын медленно встал и вышел из кухни. Глядя на его опущенные плечи, Чунхён почувствовал острое желание пойти хоть как-то утешить его, извиниться, может... Он поднялся и последовал за ним, но внезапно почувствовал, как кто-то схватил его за рукав. Посмотрев вниз, он обнаружил там безмятежно улыбающегося Соби.
- Чунхён-хён, можно тебя на минутку? – почти пропел он и потащил ничего не понимающего Чунхёна за собой, игнорируя растерянных тонсэнов.
Оказавшись в гостиной, он огляделся, а потом внезапно довольно ощутимо приложил Чунхёна по макушке.
- Хён! – звенящим от праведного негодования голосом начал он, - Ты ужасный!
- В смысле? – уточнил рэпер, потирая место ушиба.
- Как ты мог так поступить с Хёнсыном?!
- Он тебе рассказал? – Чунхён неверяще округлил глаза.
- Да! – Соби энергично кивнул, - И у меня в голове до сих пор это не укладывается! Это же Хёнсын, как тебе в голову такое пришло вообще? Ты же знаешь, какой он ранимый!
- Когда он тебе рассказал? – спросил Чунхён, не обращая внимания на гневную тираду псевдо-маннэ.
- Сегодня утром, - нехотя пояснил тот, - Я рано встал и случайно услышал... ну, что он...
- Плачет? – подсказал рэпер.
- Мягко сказано, - Соби скрестил руки на груди, неодобрительно покачав головой. – Хён, ты идиот. Скажи спасибо Хёнсыну, иначе бы я тебя убил.
- Ты? – несмотря на гложущее чувство вины, Чунхён не смог удержаться и не съязвить.
- Всегда есть возможность рассказать Дуджуну, - пожал плечами парень.
- Так ты ему ещё не рассказал?
- Хёнсын запретил. Он вообще запретил кому-либо рассказывать. Но, если ты ещё раз обидишь Хёнсына, я нарушу его запрет. Ты же знаешь, как Дуджун относится к Хёнсыну...
- Ага, как к младшей сестре, - хмыкнул Чунхён, - Серьёзно, такое ощущение, что я ухаживаю за девушкой, у которой есть злющий старший брат.
Соби вытаращил на него и так не маленькие глаза, не в силах поверить услышанному.
- Ты... что?!
- Что опять не так? – нахмурился Чунхён.
- Ты за ним ухаживаешь?!
- Ну, да. Что тебя так удивляет?
- То есть... ты хочешь, чтоб вы начали встречаться?! – недоверчиво воскликнул Соби.
- О, отлично, - одобрительно заметил Чунхён, - До тебя дошло быстрее, чем до Хёнсына.
- Но... это же прекрасно! – пришёл к неожиданному выводу Соби.
- Что, прости? – теперь пришёл черёд Чунхёна изумляться.
- Что слышал! Давно пора! – улыбка Ёсоба, казалось, не могла стать шире.
- Что значит «давно пора»? - упорно не понимал Чунхён.
- То и значит, что мы уже давно этого хотим, - бодро продолжил Соби.
- Кто «мы»?! – Чунхёну всё сильнее ощущал, что мир вокруг сходит с ума.
- Ну, мы... все. Кроме Дуджуна... – растеряно ответил Соби.
- Причём здесь Дуджун? - Чунхён с досадой прикрыл глаза ладонью. – Перестань меня путать и объясни нормально, в конце концов!
- Ну, ты же знаешь, что Кикван и Донун, и мы с Дуджуном...
- Да, я в курсе, - утомлённо кивнул Чунхён.
- И мы решили, что нам было бы удобнее, если бы вы с Хёнсыном... тоже... того.
Взгляд Чунхёна начал выражать крайнюю степень неуверенности в адекватности Ёсоба.
- Вы совсем спятили, да? - с надеждой поинтересовался он.
- Господи, мы же только на словах! – вспыхнул Соби, - Да и то Дуджун эту идею не поддерживает...
- Твою мать, да что с ним не так-то?! - прикрикнул Чунхён, доходя до крайней точки кипения.
- Ну... он считает, что вы плохая пара. Что тебе лучше держаться от Хёнсына подальше, - с лёгким раскаянием в голосе пояснил Соби.
- Чего?! Можно подумать, что это его дело!
- Я это ему говорил, но он считает, что ты недостаточно надёжный для Хёнсына. Слишком ветреный, безответственный в плане отношений...
- Хватит, - оборвал его Чунхён. – Бред какой-то!
- Ага, бред! – внезапно обиделся Соби, - Тогда почему Хёнсын-хён сейчас так переживает?
- Он меня не понимает! - неожиданно для себя принялся защищаться Чунхён.
- Значит, ты не можешь нормально объяснить! – сурово заявил псевдо-маннэ.
- Не могу... – легко признал рэпер, - Я по нему так с ума схожу, что у меня в его присутствии мозг буквально отключается.
- Оно и видно, - вздохнул Соби, - Может, пойдёшь и поговоришь с ним сейчас? Поверь, ему сейчас очень плохо.
- Я вижу, - сухо бросил Чунхён, - Но мне кажется, что если я пойду к нему сейчас, всё будет также сумбурно и безрезультатно, как и ночью.
- А если не пойдёшь, он решит, что тебе наплевать, что с ним происходит, - категорично возразил Соби, выталкивая рэпера из гостиной.
- Хорошо, хорошо...
- Удачи, - радостно выдохнул Соби, скрываясь на кухне и захлопывая за собой дверь.

***
Когда Чунхён, негромко постучав, вошёл, то обнаружил Хёнсына сидящим на кровати и вполне мирно расчёсывающим свои волосы. Правда, когда он перевёл глаза на открывшуюся дверь, вид у него стал, как у маленького ребёнка, который увидел, как из шкафа вылезает давно поджидаемое чудовище.
- Ммм... привет, - неуверенно начал Чунхён.
- Привет, - эхом откликнулся Хёнсын.
- Мы можем поговорить?
- Опять? – с вселенской усталостью в голосе уточнил Хёнсын. – Сколько можно? У меня уже сил нет на все эти разговоры...
- Я знаю, - быстро проговорил Чунхён, - Я просто хочу извиниться. Я вёл себя глупо.
- Отлично. Я тебя прощаю, - Хёнсын просто кивнул, - Ты меня тоже прости.
- Тебя-то за что?
- На всякий случай. Это всё?
- Нет, - Чунхён постарался собраться с мыслями, - Я понимаю, что я сделал тебе больно...
Хёнсын выразительно хмыкнул. Чунхён смерил его не менее выразительным взглядом.
- Не перебивай, пожалуйста.
- Не буду, - покладисто согласился Хёнсын.
- Конечно, я знаю, что это странно звучит, но я действительно хочу попытаться всё исправить...
- Стой-стой! – не выдержав, оборвал его Хёнсын, - Ты, что, хочешь предложить мне встречаться?!
- Да, - обрадовано выпалил Чунхён, радуясь, что Хёнсын сам озвучил эту мысль.
- Нет! – неожиданно громко воскликнул тот, отчаянно помотав головой, - Нет, нет! Никогда! И ни за что!
Чунхён с изумлением вскинул брови, не в состоянии хоть что-нибудь сказать. Он довольно часто выступал инициатором начала отношений (правда, до этого подобные предложения всегда относились к девушкам), но такую реакцию встречал впервые.
- И не смотри на меня так, словно я разбиваю тебе сердце! – Хёнсын выставил ладони перед собой, - Я просто не могу на такое пойти, пойми!
- П-почему? – рискнул спросить Чунхён, всё ещё потрясённый столь эмоциональным отказом.
- Как ты себе это представляешь? – Хёнсын слегка нервно рассмеялся, - Я же свихнусь с тобой. От ревности, точно. Ты же постоянно обнимаешься с Соби, бегаешь на свидания к Хонки, записываешь с кем-то дуэты, причём этого «кого-то» тут же записывают в любовь всей твоей жизни – вспомни хотя бы Хёну! Нет, я точно с ума сойду!
- Хёнсын! – внезапно осенило рэпера, - А почему мне кажется, что ты уже с ума сходишь? Ты что ревнуешь меня?!
Хёнсын осёкся.
- Нет, конечно, - уже значительно тише ответил он, - Что за ерунда? Не придумывай! Можно подумать, у меня есть какие-то права тебя ревновать. Мне абсолютно не интересно, с кем ты там время проводишь... И вообще, иди отсюда, мне собираться надо, - последние слова он уже смущённо бормотал, стараясь не смотреть на Чунхёна, который, широко ухмыляясь, постепенно придвигался всё ближе.
- О, мой Бог, ты такой милый, - проникновенно сообщил он Хёнсыну, - Почему ты мне раньше не сказал?
- Что не сказал? - прошептал Хёнсын, глядя на рэпера огромными, полными ужаса глазами.
- Что ревнуешь, конечно, - Чунхён коснулся пальцами его щеки, отчего Хёнсын вздрогнул, но всё же не отодвинулся, что внушало определённую надежду. – Так вот, если у меня будешь ты, я не буду, как ты выразился, «проводить время» с кем-нибудь ещё, обещаю.
- С-серьёзно? - безуспешно стараясь звучать иронично, переспросил Хёнсын.
- Да, - Чунхён потянулся вперёд, собираясь поцеловать Хёнсына, как...
- И что здесь происходит?! – возмущённо воскликнул кто-то от порога.
- Дуджун, тебя не учили стучаться? – с трудом сдерживаясь, чтобы не выругаться, поинтересовался рэпер, не оборачиваясь.
- Какая разница?! Лучше скажи-ка, Ён Чунхён, что ты здесь делаешь с Хёнсыном?! – ещё громче вопросил лидер группы.
- А ты не видишь? – Чунхён, наконец, соизволил обернуться, смерив лидера ледяным взглядом. – И идей никаких?
- Боюсь предположить, - съязвил Дуджун, - В любом случае, чувствую, что мне это не понравится.
- А ты-то здесь причём? – почти простонал Чунхён.
- А кто ещё заступится за Хёнсына? Ты только посмотри на него! Такое ощущение, что ты его уже морально изнасиловал!
Они оба немедленно уставились на несчастного, покрасневшего от смущения Хёнсына.
- Хёнсын-а, ты в порядке? – строго спросил лидер.
- Да, хён, - пролепетал тот, быстро вскакивая с постели и пулей вылетая из комнаты.
- Вот видишь! Совсем его довёл!
- Дуджун! – в комнате материализовался Ёсоб, - Какого чёрта ты здесь делаешь?! Ты всё испортил!
- Я испортил?! – задохнулся от негодования лидер, - Ты хоть знаешь, что этот извращенец чуть не поцеловал Хёнсына?!
- Знаю! – в тон ему завопил псевдо-маннэ, - И если бы не ты, у него бы всё получилось!
- Что «всё»? – внезапно спокойно полюбопытствовал Дуджун.
Соби вопросительно глянул на Чунхёна и, дождавшись от него лёгкого кивка, выпалил:
- Чунхён-хён хочет, чтобы Хёнсын стал с ним встречаться!
- Что?! Вы что издеваетесь?! Хёнсын достоин кого-то, кто будет его хоть немного уважать!
- Можно подумать, ты знаешь, как я к нему отношусь, - холодно заметил Чунхён, - И вообще, перестань вести себя так, словно Хёнсын – твоя маленькая сестрёнка!
- Вот именно! – поддержал его Соби, - Они будут очень хорошей парой!
- Айгу... Не одобряю я этого... – недовольно протянул Дуджун.
- А ты, - палец псевдо-маннэ упёрся в его грудь, - не вздумай им мешать. Понял?
***
Естественно, продолжить Чунхён и Хёнсын уже не успели. Точнее, может и успели бы, если бы Хёнсын так успешно не прятался от Чунхёна вплоть до самого момента отъезда на запись очередного выступления.
В студии тоже удачного момента не представилось, поскольку вокруг было слишком много людей. Да и Хёнсын всё так же не желал приближаться к рэперу, из-за чего тот едва ли только в отчаяние не впадал. Соответственно, и настроение у него было ужасным. Что, впрочем, не помешало одной крайне жизнерадостной личности повиснуть на нём, как только они оказались в одном помещении.
- Привет, хён, - завопил Хонки. – Как дела?
- Привет, Хонки, - Чунхён невольно улыбнулся ему в ответ и дружески похлопал его по спине, - Нормально... – внезапно он осёкся, поскольку в голове всплыли слова Хёнсына «... бегаешь на свидания к Хонки». Рэпер моментально нашёл Хёнсына взглядом и мысленно отвесил себе хорошую пощёчину, так как Хёнсын пристально наблюдал за его общением с Хонки, а на лице его раздражение быстро сменялось разочарованием. Прекрасно, просто прекрасно.
- Что-то не так? – обеспокоился Хонки, глядя на то, как Чунхён поменялся в лице.
- Нет, всё в порядке... – машинально откликнулся тот, осторожно выскальзывая из объятий вокалиста F.T.Island. – Прости, мне нужно отойти.
Он успел увидеть, как Хёнсын из гримёрки выходит в коридор, и бросился за ним.
- Хёнсын! – он схватил его за руку, разворачивая к себе.
- Я же говорил! – сразу же начал тот, - Вот так оно и будет всегда: ты будешь с кем-то обжиматься, а я буду просто смотреть на это со стороны! Не хочу, спасибо!
- Ну, прости меня!
- Ещё раз? Утром уже прощал! – Хёнсын вырвал свою руку и отступил на шаг. - Надолго же тебя хватило! Нет, ну просто уму непостижимо! И часа не прошло с тех пор, как ты предлагал мне встречаться, а ты уже с кем-то флиртуешь. И после этого я снова должен тебя прощать? Мы даже не встречаемся, а я уже хочу тебя убить!
- Я с ним не флиртовал, - возразил Чунхён, - Он просто обнял меня! Это же Хонки, он всегда такой!
- Не оправдывайся, - резко сбавил тон Хёнсын, - Мне не интересно тебя слушать. Всё, выступление скоро начнётся.

***
Как Чунхён не запорол это выступление, он сам плохо понимал. Наверное, в дело вступил чистый профессионализм, так как все его мысли на тот момент были заняты очередной ссорой с Хёнсыном. Причём, что самое интересное, все эти ссоры вместо того, чтобы заставить Чунхёна отступиться, только больше укрепляли его уверенность в том, что Хёнсын должен быть с ним. Теперь осталось только убедить в этом самого Хёнсына.
Правда, дело осложнялось тем, что Хёнсын слушать его не хотел. Он демонстративно держался поближе к Дуджуну, не обращая внимания на умоляющие взгляды Чунхёна. Когда они приехали домой, ничего не изменилось. Поняв то, что к Хёнсыну сейчас не подступиться, и надо, по крайней мере, подождать, пока он чуть-чуть не остынет, Чунхён уселся в гостиной с блокнотом и сосредоточился над написанием очередной рэп-партии. Как ни странно, это довольно быстро помогло ему отвлечься от переживаний. Точнее, не то, чтобы отвлечься, скорее, направить их в мирное русло. В конце концов, все его прошлые увлечения только помогали ему в творчестве, может, и это вдохновит на что-нибудь грустно-романтичное.
К его удивлению, оказалось, что творческий блок, который образовался из-за отчуждения невыносимого Хёнсына, благодаря нему же и пропал, и слова ложились на бумагу почти мгновенно, легко, в общем, так же, как раньше. Чунхён перестал обращать внимание на происходящее вокруг него, полностью сконцентрировавшись на листе бумаги перед собой.
«Если я влюблюсь в тебя снова, если я снова перестану любить тебя...
Что за боль ты причиняешь мне, опять вызывая наше прошлое?
Когда мне напоминают о тебе, я притворяюсь глухим,
Я стараюсь стереть тебя из памяти, но всё напрасно.
Даже мои друзья не знают о том, что мы расстались,
Но я не хочу, чтоб ты вернулась.
Я знаю, что всё кончено, слышишь, я знаю это» .
Чунхён удовлетворённо поставил последнюю точку и пробежался глазами по написанному.
- Я знаю, что всё кончено... – внезапно негромко проговорил кто-то за его спиной.
Чунхён резко обернулся и увидел Хёнсына, с любопытством вчитывающегося в строчки.
- Что ты здесь делаешь? – удивлённо поинтересовался Чунхён, отметив, что в гостиной только они одни.
- К тебе пришёл, - безмятежно пояснил Хёнсын, - А ты даже не заметил, хотя я минут десять здесь сижу.
- Сколько?!
- У тебя снова получается, - радостно констатировал Хёнсын, не отвечая на возглас Чунхёна, - Мне нравится то, что ты написал.
- Серьёзно? – немного обиженно проронил Чунхён, - Даже не смотря на то, что это, вообще-то, посвящается тебе?
- Раз так, то нравится ещё больше, - улыбнулся Хёнсын. Неожиданно он обнял Чунхёна за шею и прошептал ему на ухо, - Ты молодец.
Чунхён резко отпрянул от него, потрясённо вглядываясь в одногруппника.
- Ч-что это было?!
- Я тебя обнял, - пожал плечами Хёнсын.
- Вот именно! Зачем? Ты что опять начинаешь?!
- Я тебя обнял, потому что мы друзья, - невинно ответил Хёнсын. – Это ничего не значит.
- Мы - кто?! Друзья? В какой Вселенной? Никакие мы не друзья, - жёстко отрезал Чунхён, - Я тебя люблю, а ты надо мной издеваешься. Это мало похоже на дружбу, не так ли?
- Ты… что? – после недолгого молчания рискнул переспросить Хёнсын.
- Я, конечно, знаю, что до тебя всё долго доходит, но не до такой же степени, чтобы не понять, по какой причине я хожу вокруг тебя кругами. Не испытывай моего терпения, Хёнсын.
- Не верю, - Хёнсын демонстративно скрестил руки на груди.
- Да, пожалуйста. Не хочешь – не верь. Мне теперь какая разница? Я уже смирился с тем, что ты – абсолютно нелогичное, чудовищно упрямое существо, полное заморочек и дурацких, раздражающих комплексов, с кошмарным характером, которое, вдобавок, только и занимается тем, что доводит меня до ручки. Сам плохо представляю, что меня в тебе так цепляет. Наверное, я скрытый мазохист.
- Можно подумать, ты идеален, - поморщился Хёнсын, - Да люди в твоём присутствии выдохнуть боятся, поскольку они всё равно не могут делать этого так же совершенно, как ты. Ты вечно всех поучаешь, воспитываешь, пытаешься заставить жить по своим правилам, но при этом сам мало с кем считаешься, потому что уверен, что всё всегда знаешь лучше всех, да и вообще, во всём лучше всех. И с таким вот «подарочком» я умудрился лишиться девственности. Наверное, мне всё-таки стоило тогда хоть немного выпить! Будь я пьяным, точно не был бы способен на такую глупость!
- Стой-ка! Ты что, хочешь сказать, что был тогда трезвым?! – шокировано выпалил Чунхён, - И… ты что до меня никогда этого ни с кем не делал?!
Хёнсын уже прикусил язык, проклиная свою излишнюю откровенность.
- Нет, ты сейчас правду говоришь? – Чунхён подсел ближе, пытаясь заглянуть ему в глаза.
- И это ещё до меня долго доходит, - пробормотал Хёнсын, - Всё, закрыли тему. Теперь живи с этим, - с сарказмом заключил он, поднялся и вышел.
Чунхён тупо смотрел ему вслед, пытаясь воспринять полученную информацию. Такого поворота он даже предположить не мог. Он и выбрать-то не мог, какая новость звучит более шокирующе. В итоге, скомпоновав обе, он пришёл к выводу, что самая шокирующая новость – то, что он, оказывается, сущее чудовище. Если посмотреть на ситуацию глазами стороннего наблюдателя, получался какой-то триллер: бедного невинного Хёнсына отымел его же друг, который тогда ещё и пьяным был. Да, не слишком романтично. Но если Хёнсын был трезвым, тогда какого чёрта он позволил Чунхёну зайти так далеко. А ведь он даже не сопротивлялся, это Чунхён помнил точно! И тут до Чунхёна, наконец, дошло окончательно. С чувством обозвав себя идиотом, он кинулся в их с Хёнсыном спальню, но наткнулся лишь на закрытую дверь.
- Хёнсын-а... Открой, пожалуйста, - просительно протянул он, с ужасом ожидая услышать в ответ горестные рыдания.
- Ага, сейчас... Переночуешь в гостиной, - откликнулся Хёнсын совершенно нормальным голосом.
- Хёнсын-а... Переночую я, где ты захочешь, хоть на улице, только давай поговорим, - Чунхён умоляюще сложил руки, не задумываясь о том, что Хёнсын его не видит.
- Чёрт, Ён Чунхён, обещаю, что если я ещё раз услышу от тебя фразу «давай поговорим» в любой вариации, я дам обет молчания, и ты до конца жизни будешь разговаривать сам с собой! И, вообще, если тебя так в последнее время тянет на разговоры, иди к психоаналитику, а не ко мне! – Хёнсын был сама язвительность.
Чунхён стоически проглотил наглую отповедь и уже открыл рот, для новых уговоров, как Хёнсын, не давая ему ответить, продолжил:
- Всё. Я устал от тебя. Если так хочешь, пообщаемся завтра. А пока иди... ещё чего-нибудь напиши, у тебя сегодня хорошо получается.
Чунхён жалобно вздохнул и развернулся. На пороге другой комнаты стоял Дуджун и с довольной улыбкой наблюдал за рэпером.
- Обломался? – ласково поинтересовался он.
- Ага, - признал Чунхён, не настроенный на ссоры ещё и с лидером.
- А я ведь говорил Хёнсыну, что у вас ничего не получится, - констатировал тот.
- А?! – в один голос воскликнули Чунхён и высунувшийся из спальни Ёсоб.
- Ты, что, всё знал?! – неверяще вопросил Чунхён.
- Ну да, Хёнсын мне давно рассказал, - Дуджун пожал плечами.
- Почему тебе?! – обиженно спросил Соби.
- Доверяет, наверное, - самодовольно ухмыльнулся лидер.
- И когда это давно было? – напряжённо уточнил рэпер.
- Полгода назад, - хладнокровно «добил» его Дуджун.
- Сколько?! – и вновь в унисон среагировали остальные.
- Почему ты мне не сказал? – добавил Чунхён.
- Хёнсын запретил.
- А почему ты мне не рассказал хотя бы? – надулся псевдо-маннэ.
- По той же причине.
- Дорама какая-то, а не жизнь, - прошипел Чунхён.

***
Чунхён наконец-то провалился в сон только где-то в третьем часу ночи. До этого он ругался с Дуджуном, советовался с Соби, а когда те всё же сами пошли спать, долго сидел посреди гостиной, стараясь разложить огромное количество диких мыслей внутри головы хоть в слабое подобие порядка. Безуспешно. Неожиданно даже захотелось курить, хотя от этой идиотской привычки он избавился сто лет назад, ещё до первого дебюта. Но сейчас расшатанные нервы просто вопили об успокоительной дозе никотина. Слава Богу, что в такое время сигарет было не достать, а то бы он точно сорвался.
Сон его был таким же мучением, как и бодрствование. Давно он так плохо не спал, с таким количеством сумбурных, обрывочных снов. Поэтому, когда он ощутил чьё-то присутствие рядом с собой, он был очень рад моментально проснуться. Ещё больше он был рад увидеть над собой обеспокоенное лицо Хёнсына, который тщательно ощупывал ладонью его лоб.
- Ты плохо себя чувствуешь? – Хёнсын с явной тревогой заглянул ему в глаза. – Только не говори, что у тебя температура.
- Нет у меня температуры, - послушно согласился Чунхён, чувствуя, что его ощутимо знобит.
- Что ты тут устроил? – недовольно проворчал парень, - Тоже мне, хрупкий какой. Поднимайся!
- Зачем? – со стоном Чунхён сел на диване.
- Потому что здесь холодно, а у тебя жар, - терпеливо пояснил Хёнсын, настойчиво тяня его наверх.
- Чего ты вообще пришёл? – запоздало поинтересовался рэпер, следуя в их спальню.
- Тебя слышно на всю квартиру. Стонешь, кашляешь. Сначала я подумал, что ты решил меня разжалобить, но теперь вижу, что ты, похоже, заболел.
- Не заболел я, это ты меня довёл, - уверенно заявил Чунхён.
- Отлично, вали всё на меня, - Хёнсын быстро расправил постель своего соседа, - Ложись, я схожу за аспирином.
- Прямо сестра милосердия какая-то, - нашёл в себе силы сыронизировать Чунхён.
- Умолкни, - беззлобно приказал Хёнсын, исчезая. Вскоре он вернулся со стаканом воды, в котором с шипением растворялась таблетка. – Что бы ты без меня делал?
- Чувствовал бы себя сейчас нормально и спокойно спал в своей кровати? – предположил Чунхён, принимая стакан и залпом его осушая.
Хёнсын, не отвечая, сдёрнул со своей кровати покрывало и укрыл им Чунхёна.
- Это ещё зачем?
- Успокаиваю свою совесть, - коротко ответил Хёнсын.
- Хёнсын... Почему мы так себя ведём?
- Как?
- Как два кретина.
- Не спрашивай меня. Сам не знаю, - отозвался Хёнсын после минутного раздумья, - И вообще, спи уже. Я сейчас не настроен на полуночные душещипательные беседы.
- Ты никогда на них не настроен, - обиженно засопел Чунхён, закрывая глаза.
- Может, это просто ты не можешь найти нужных слов, - услышал он сквозь долгожданный сон.

@темы: Fanfic, NC-17, max, Junhyung/Hyunseung

Комментарии
2011-08-17 в 17:16 

Miss Amentia
Не слушай зов своего сердца: оно хочет твоей крови (с)
***
- Чунхён! – ворвался в его мирные сновидения чей-то громкий голос. Рэпер нехотя распахнул глаза, чтобы лицезреть около своей кровати Соби. В дверях столпились все остальные. За исключением Хёнсына.
- Чего тебе?
- Как ты себя чувствуешь? – заботливо осведомился Соби.
- Отлично, - пробурчал Чунхён, садясь на постели. – Почему ты спрашиваешь?
- Хёнсын-хён сказал, что ночью тебе было плохо, - доложил тот. – С тобой точно всё в порядке?
- Точно, точно. А где сам Хёнсын?
- Уже уехал, - осторожно ответил парень.
- Куда?
- В студию Prepix, он сказал, что ему нужно отвлечься, - поставил его в известность Дуджун.
- У нас же сегодня снова запись, - Чунхён недовольно поморщился.
- Он сказал, что приедет прямо туда, - рассеянно пробормотал Соби, вытаскивая из кармана звонящий телефон, - О! А вот, кстати, и он. Алло? Да, хён, он проснулся. Нет, всё в порядке. Ну, это он так говорит... Выглядит нормально, вроде. Ага, позвоню. Пока-пока. Волнуется, - довольно пояснил он уже для Чунхёна.
- Ага, как же, - хмыкнул он, - Просто, если я загнусь, это будет на его совести, и он это знает.
- Да ну тебя, хён, не будь таким циничным, - разочарованно попросил Соби.
- Скажи это Хёнсыну, - пожелал Чунхён.

***
Когда они приехали на запись, Хёнсын, действительно был уже там: сидел и весело болтал с MBLAQ. Увидев свою группу, он просто помахал им рукой, не прерывая разговора с «воспитанниками Рэйна». Чунхен мрачно насупился и демонстративно уселся подальше от них, стараясь не смотреть в ту сторону. Он с преувеличенным интересом уставился в свой ай-пад и не отрывался от него, пока не почувствовал, как на его лоб легла прохладная ладонь. Он нехотя поднял голову. Перед ним стоял улыбающийся Хёнсын.
- Как самочувствие?
- Превосходно, - хмыкнул рэпер, - Очевидно, мне нужно тебя поблагодарить?
- Как хочешь, - Хёнсын с любопытством склонил голову.
- Так, как я хочу, здесь нельзя, - ухмыльнулся Чунхён, заставив Хёнсына слегка покраснеть.
- Не выводи меня из себя, - потребовал он.
- Да прекрати ты уже, наконец. Сколько можно отпираться? – протянул Чунхён. – Я же знаю, что тоже тебе нравлюсь.
- Ну и? Это ничего не меняет. Этот простой факт не перевешивает все твои недостатки, - Хёнсын внезапно со смехом растрепал волосы Чунхёна.
- Стилист тебя убьёт, - в тон ему пообещал Чунхён, но тут же вернулся к главной теме, - А то, что я тебя люблю, перевешивает? Или уравновешивает хотя бы? – с надеждой спросил он, глядя на Хёнсына снизу верх и пытаясь имитировать трогательные «щенячьи глазки».
- Может быть, - Хёнсын по-детски показал Чунхёну язык и убежал здороваться с кем-то из Big Bang.
***
Чувство того, что они с Хёнсыном наконец-то на правильном пути, заставляло Чунхёна просто летать по сцене, ощущая прилив вдохновения. Впервые за последнюю неделю, ему было по-настоящему хорошо. К тому же, за выступление он поймал несколько тёплых взглядов Хёнсына, таких, какими он давно на него не смотрел.
Тем большим было его удивление и недоумение, когда он после выступление не успел даже перекинуться с ним парой слов, поскольку Хёнсын жизнерадостно со всеми попрощался и поехал выпить с пресловутыми мблэками.
«Твою мать, сколько можно надо мной издеваться?! Такое ощущение, что я его игрушка, с которой приятно поиграть время от времени, а потом так же легко можно снова бросить в угол. Чёрт, можно подумать, на этом Хёнсыне свет клином сошёлся! Подумаешь, смазливая внешность... Разве это стоит того, чтобы я так убивался?!»
Несмотря на все попытки убедить себя в искренности этих слов, Чунхён прекрасно знал, что это сплошной самообман. Что гремучий клубок из нежности, беспокойства, ревности и злости не может быть вызван только тем, как Хёнсын выглядит. И то, что он сейчас не мог успокоиться и найти себе места, спровоцировано не уязвлённым самолюбием, а какими-то странными собственническими чувствами, словно он уже мог указывать Хёнсыну, с кем ему проводить время, и то, что он не считался с его мнением, выводило его из себя по страшному.
«Мы даже не встречаемся!» - попытался напомнить себе Чунхён.
«Пока что», - нагло поправило подсознание, давно уверенное в конечном результате.
«Отлично, продолжай быть таким же самоуверенным и дальше», - пожелал себе рэпер, - «Но, между тем, твоего будущего парня всё нет и нет, а уже почти полночь».
Некстати в голове всплыла фотография, где Хёнсын держит Джуна за руку на одном из недавних шоу. И вообще с мблэк он в последнее время проводит довольно много времени... Уж не потому ли, что...?
Чунхён решительно потряс головой, вытряхивая мысли, больше похожие на паранойю. Что за бред: Хёнсын и Джун! Невозможно даже представить. Хотя почему «невозможно»? Очень даже возможно... Чунхён впечатал ладонь в стену, ужасаясь откровенной картине, нарисованной всё тем же коварным подсознанием.

2011-08-17 в 17:17 

Miss Amentia
Не слушай зов своего сердца: оно хочет твоей крови (с)
- Где он, мать его?! – в голос воскликнул он.
- Я? Здесь, - раздался от двери в спальню довольный голос Хёнсына. – Ты чего такой злой? – мирно поинтересовался парень.
- Злой?! - Чунхён схватил Хёнсына за предплечье и вжал в стену, - Я, скорее, в бешенстве! Где ты был?!
- Ты же знаешь, - с некоторым беспокойством ответил Хёнсын.
- Это образно! Я имею в виду, какого чёрта ты ночью шляешься, непонятно где в подозрительной компании?!
- О... – с удовольствием протянул Хёнсын, - Только посмотрите, кто теперь ревнует...
- Да, я ревную! Какого чёрта ты вообще с ними поехал?! – Чунхён, наконец, отпустил его.
- Джун позвал. Не хотел отказывать...
- Да, а если бы он тебе переспать предложил, ты бы тоже не отказал? – плохо понимая, что говорит, выпалил Чунхён.
Хёнсын мгновенно вспыхнул и отвесил ему звонкую пощёчину. Чунхён шумно выдохнул и внезапно швырнул его на кровать. Хёнсын коротко вскрикнул, уже по-настоящему испуганно глядя на него.
- Не перегибай палку, - тихо попросил он, пытаясь сесть, но Чунхён, упёршись руками в его плечи, с силой вдавил его обратно, нависая над ним.
- Не могу, - просто ответил он, наклоняясь ближе и вдыхая запах его волос.
- Чунхён... Ты меня пугаешь... Отпусти меня, - Хёнсын сделал слабую попытку его оттолкнуть, но Чунхён перехватил его руки и завёл их наверх, лишая Хёнсына возможности сопротивляться.
- Хёнсын... – почти умоляюще протянул он, - Я больше так не могу...
Он уткнулся лицом в его плечо. А Хёнсын словно понял, что он собирается сделать, стал вырываться яростнее, но сейчас с Чунхёном справиться было невозможно. Он просто прижался губами к губам Хёнсына, с наслаждением впитывая их тепло. Слегка прикусил нижнюю, заставляя Хёнсына вскрикнуть и пользуясь этим, чтобы скользнуть языком внутрь, тщательно изучая его особенный вкус, по которому он столько тосковал. Одной рукой он начал растягивать на Хёнсыне рубашку, попутно пальцами поглаживая обнажённую кожу, такую мягкую на ощупь, почти шёлковую. Всё это время они целовались, и Чунхён почувствовал, что неожиданно поцелуй стал взаимным. Он наконец-то рискнул отпустить запястья Хёнсына, тем более что стаскивать его одежду одной рукой было очень неудобно. Хёнсын колебался долю секунды, а потом обхватил шею Чунхёна, притягивая его ближе. Чунхён счастливо улыбнулся и с сожалением отстранился, начиная лихорадочно срывать с Хёнсына рубашку. Хёнсын включился в процесс взаимного раздевания, стаскивая с Чунхёна футболку и зашвыривая её куда-то в угол. Чунхён вновь опрокинул его на спину, занявшись его джинсами, Хёнсын с готовностью приподнял бёдра, позволяя ему стянуть с себя остатки одежды. Чунхён с восхищением оглядел его, прежде чем начать спускаться с поцелуями вниз на ключицы и дальше, на грудь, ощущая, как сжимаются пальцы Хёнсына в его волосах, вслушиваясь, с какими интонациями он стонет его имя, подаваясь вперёд, чтобы получить ещё больше прикосновений.
- Ммм... Чунхён, разденься, - выдохнул Хёнсын.
Чунхён с остервенением стащил с себя вдруг ставшие такими ненужными тряпки и вернулся к Хёнсыну, с жадностью за ним наблюдавшему. Хёнсын обвил его руками, скользя языком вдоль его шеи. Внезапно он сам опрокинул Чунхёна на спину и уселся на него сверху. Чунхён сжал ладони на его бёдрах, задыхаясь от сильного возбуждения. Он вскинул на изогнувшегося Хёнсына глаза, с обожанием отмечая, как соблазнительно тот выглядит с упавшими на лицо чёрными волосами и прикушенной губой. Хёнсын коварно улыбнулся и толкнулся бёдрами в Чунхёна, заставляя того застонать от внезапного удовольствия.
- Тебе хорошо?.. - прошептал он, - Сейчас будет ещё лучше...
Он соскользнул с Чунхёна, спускаясь ниже и, прежде чем Чунхён успел понять, что он собирается сделать, обхватил губами его член.
- Чёрт... Хёнсын... – Чунхён зажмурился, стараясь не совсем потерять голову от этих божественных ощущений.
Хёнсын не ответил, скользя языком к основанию. Движения его были довольно простыми, что неудивительно, учитывая, что опыта у него не было. А было только сильное желание сделать Чунхёну приятно. Впрочем, самому Чунхёну для того, чтобы почти кончить, хватало одной мысли о том, что сейчас ему делает минет Хёнсын. Он даже с закрытыми глазами отчётливо видел, как сжимаются его пухлые губы вокруг него, как розовый язычок осторожно облизывает головку... Чунхён с хриплым стоном откинулся на подушку, кончая. Хёнсын отодвинулся от него, вытирая рот тыльной стороной ладони. Глядя на него сквозь ресницы, Чунхён был готов поклясться, что это – самое сексуальное зрелище, какое он видел в своей жизни.
- Иди ко мне, - пытаясь выровнять дыхание, попросил он, и Хёнсын с готовностью нырнул в его объятья.
- Я всё сделал правильно? – немного смущённо спросил он.
- Это было самое лучшее, что я когда-либо испытывал, - улыбнулся Чунхён, притягивая его для нового поцелуя. Одновременно с этим его ладонь устремилась вниз, останавливаясь между разведенных ног Хёнсына, и сжала его, заставляя выгнуться навстречу ласкающей руке. Глаза Хёнсына распахнулись ещё шире, а дыхание стало прерывистым и судорожным. Он позволил Чунхёну устроиться между его колен, с нетерпением ожидая того, что тот будет с ним делать. Чунхён подхватил его ногу чуть повыше колена и отвёл её чуть в сторону, нежно целуя внутреннюю сторону бедра. Он склонился ниже, обхватывая его член пальцами и медленно скользя ими вверх-вниз, затем попробовал его языком, а потом и совсем взял его в рот почти полностью, от чего Хёнсын сорвался на громкий стон.
- Н-нет... Подожди! – дрожащим голосом вскрикнул он, стараясь оттолкнуть Чунхёна.
- Что-то не так, детка? - обеспокоился тот.
- Я... я кончу сейчас... А я хочу, как тогда... чтобы ты был во мне, - едва слышно прошептал Хёнсын.
Чунхён коротко поцеловал любовника.
- Как пожелает моя принцесса...
Рэпер медленно провёл пальцами по его губам.
- Оближи, - приказал он. Хёнсын послушно втянул оба пальца в горячий рот и, продолжая, не отрываясь, глядеть на Чунхёна, принялся медленно их облизывать.
- Достаточно, - негромко сказал Чунхён, - Потерпи, будет немного больно...
Хёнсын кивнул и мило зажмурился, Чунхён прижался губами к его виску, осторожно вводя в него один палец. Хёнсын инстинктивно сжался, вскрикнув от боли.
- Тише, тише... Расслабься, детка. Просто расслабься...
Хёнсын честно постарался выполнить его просьбу, так что вскоре Чунхён смог ввести второй палец, постепенно растягивая любовника.
- Чунхён... я готов... пожалуйста...
С трудом сдерживая себя, чтобы не спешить и не сделать Хёнсыну больнее, Чунхён плавно вошёл в него и замер, чувствуя, как он сжимается вокруг него. Чунхён уткнулся лбом в плечо Хёнсына, цепляясь за остатки рассудка, чтобы дать ему немного времени, чтобы привыкнуть. Вскоре Хёнсын обхватил его талию ногами и откинулся на спину, выдыхая:
- Двигайся...
Чунхён резко толкнулся в него, входя глубже, сразу же выбирая быстрый темп, так непохожий на их первый раз. С каждым движением Хёнсын насаживался на него всё сильнее, закусив свои пальцы, чтобы не стонать.
- Ну же, детка, я хочу тебя услышать... – прошептал ему на ухо Чунхён, прикусывая нежную мочку. Хёнсын тут же протяжно вскрикнул, вцепившись руками в плечи рэпера, ногтями расцарапывая его кожу.
- Чунхён... Я уже сейчас... – жалобно выговорил Хёнсын.
- Потрогай себя, - попросил Чунхён. Хёнсын сжал ладонь вокруг своего члена и почти сразу же выгнулся в оргазме, сжимая Чунхёна внутри себя ещё теснее, отчего тот, толкнувшись глубже, кончил в него.
Он откатился в сторону, тяжело дыша. Потом нашёл пальцы Хёнсына, который всё ещё пребывал в полузабытье, сжал их, чувствуя, как небывалое умиротворение разливается по его венам. Он с трудом сел на кровати и подхватил с пола одеяло, которое они незаметно для себя туда скинули, притянул к себе уже сонного Хёнсына и укрыл их обоих.

***
Чунхён потянулся и открыл глаза, сразу же увидев улыбающегося Хёнсына.
- Доброе утро, - Чунхён с лёгкостью уложил его сверху, целомудренно целуя в щёку.
- Ммм... Доброе, - протянул Хёнсын, - Чудовище... Чуть не изнасиловал меня вчера.
- Не надо было доводить меня всю неделю, - наставительно заметил Чунхён.
- Я не специально, - Хёнсын извиняющееся чмокнул его в губы.
- Ладно, главное, что это закончилось... – лениво ответил Чунхён, - Закончилось же?
- Думаю, да, - признал Хёнсын, - В конце концов, то, что ты меня любишь, уравновешивает твой адский характер. Ведь любишь же? – скопировал он интонации Чунхёна.
- Люблю, - с лёгкостью признал Чунхён.
- Тогда и я тебя, - кивнул Хёнсын и, подумав, добавил, - Ну и сладость развели. Хотя, наслаждайся пока что. Потом ты этого от меня не услышишь.
- Услышу, - Чунхён хмыкнул, неохотно выбираясь из-под одеяла, и скептически оглядел обе кровати. – Сдвинуть их, что ли...
- Только об одном и думаешь, - Хёнсын картинно закатил глаза.
- Хай, молодожёны! – раздался из-за двери радостный голос Ёсоба, - Вставайте уже!
Хёнсын густо покраснел. Глядя на него, Чунхён с удовольствием рассмеялся.
Да, решил он, ради этого можно было и пострадать неделю.

The end.

2011-08-17 в 17:26 

Kitsuri
►хвост ►монстрик из-под кровати ►маленькое зло ►чудесная на всю голову
оу) если не ошибаюсь читала это еще в контакте))))
:squeeze: спасибо за текст^^

2011-08-19 в 22:25 

Tobi Kim
["I can do everything!"©Joon MBLAQ] {Лже маннэ x.east :3}
фик прекрасен!)с большим удовольствием перечитыаю этот фик)
автор....будет ещё круче если вы опишите ещё две пары Дуджун/Ёсоб и Донун/Кикван)
я не наглый,просто хочится проды :hamp:

2011-08-25 в 22:45 

.icicle
.если растереть мечты в пыль - получится сахар
Я уже смирился с тем, что ты – абсолютно нелогичное, чудовищно упрямое существо, полное заморочек и дурацких, раздражающих комплексов, с кошмарным характером, которое, вдобавок, только и занимается тем, что доводит меня до ручки. Сам плохо представляю, что меня в тебе так цепляет. Наверное, я скрытый мазохист
понравилось)
как и весь фик в целом))
будете писать еще? *_*

2011-08-25 в 22:49 

Miss Amentia
Не слушай зов своего сердца: оно хочет твоей крови (с)
Спасибо за отзывы :)))

будет ещё круче если вы опишите ещё две пары Дуджун/Ёсоб и Донун/Кикван Я морально к этому готовлюсь)) Но с ними сложно -___-

будете писать еще? Ну, я, какбэ, и не прекращала этого занятия^^

2011-08-25 в 22:51 

.icicle
.если растереть мечты в пыль - получится сахар
Ну, я, какбэ, и не прекращала этого занятия^^
возрадуйте нас ^^

2011-08-25 в 22:54 

Miss Amentia
Не слушай зов своего сердца: оно хочет твоей крови (с)
возрадуйте нас Ну, чем я могу помочь, надо подумать... В этом сообществе, кажется, два ещё лежат. А, в основном, все в группе Чунхёна вконтакте)

2011-09-27 в 17:12 

namjiwon
mess
:hash2:
:heart::heart::heart:
прекраааасно~~~!

   

Beast Fanwork Community

главная