beast fanworks community
Название: Ты сказал, что тоже любишь меня?
Автор: babycloud_ai
Переводчик: Tori Ame aka Kazumi-chan
Бета: Asami Kaito
Пейринг: Кикван/Хенсын
Рейтинг: Pg 13
Отказ от прав: В этом фике нет ничего общего с жизнью...
Опять варнинг от беты: Ну... я уже говорила, что я не бета Так что просьба тяжелыми предметами особо не закидывать)

~~~***~~~

Он задается вопросом, как он собирается справиться с завистью и муками всякий раз, когда он смотрит на Дуджуна и Донуна. Он, конечно, рад за них, но и он знает, почему это его так беспокоит. Он не может быть так близок с любимым, как хочет. Просто быть рядом уже недостаточно.
Его сердце разрывается от боли.
Избегая всяческого контакта с Хенсыном, он все больше тянется к Есобу. Хотя должен бы тянуться к Хенсыну и избавить себя от страданий.
Он успевает заметить удивление на лице Хенсына, когда Дуджун делает за завтраком громогласное заявление. Пару раз глянув на Есоба, он выдает:
- Чунхен, между вами с Есобом что-то есть?
- Кто тебе такое сказал? - брови Есоба удивленно ползут вверх.
- Не знаю, просто так подумал,- Хенсын пожимает плечами и глотает свой кофе.
Кикван знает, откуда взялись такие мысли. Есоб и Дуджун немедленно нашли общий язык с другими одногруппниками. У каждого есть близкие отношения по крайней мере с одним из одногрупников.
- Это фансервис, только фансервис. Никто не видит смысла приставать друг к другу, если на них не нацелена куча камер. За исключением Киквана, который всегда ко всем липнет.
- Эй, я не могу ничего поделать с тем, что я такой любвеобильный,- Кикван дуется на Есоба, из-за того, что тот сказал последнюю фразу так, будто съел килограмм горькой травы. У него есть причины быть таким, какой он есть. Когда тебе нужно сдерживать чувства, потому что кое-кто видит в тебе только друга, приходится распылять любовь на всех. Он просто распределяет любовь. Есоб усмехается, прежде чем продолжить:
- Дело в том, что я не особо отношусь к заигрываниям с парнями. И не важно, насколько круто я выгляжу в таких вещах.
Кикван смеется над недовольным тоном Есоба. Хотя визуальный макнэ очень мил, он всегда жалуется на мировую несправедливость, что даже настоящий макнэ Донун выглядит старше, в то время как он выглядит как шестнадцатилетняя девочка. Есоб стрельнул глазами на Киквана и попытался пнуть его под столом.
- Так у вас, парни, с этим все в порядке? Не то, чтобы я особо интересовался, но все же…- Дуджун обводит взглядом сидящих за столом. Кикван улыбается Донуну, который улыбается в ответ с явным облегчением.
- Все будет в порядке, – говорит молчавший до сих пор Чунхен, - до тех пор, пока вы будете удерживать младшего от секса до совершеннолетия.
- Омма,- скулит Дуджун под всеобщий ржач и моментальное покраснение Донуна и возмущенно хлопает Чунхена по руке.
Кикван старается много не пялиться на новую парочку. Не желая быть таким очевидным, Дуджун жаждет их связи, что, в свою очередь, должно быть достаточно очевидно для Донуна благодаря мимолетным улыбкам и безмолвным взглядам, пока тот руками закрывает свое смущенное лицо. Макнэ должен держаться изо все сил. А взгляд Хенсына, посылаемый лидеру меняется от насмешливого до недоверчивого и, если вы не знаете как выглядит сумасшедший человек, то достаточно просто посмотреть на Дуджуна в этот момент. Это все заставило Киквана раздумывать над тем, какой срок дают за убийство одногрупников.
Он не хочет никому симпатизировать. Он неопытен, вне зависимости от того, что он скажет (Не связывайся с дураком, просто обойди его. Эти двое выглядят как парочка. Чунхен наверняка скрестил пальцы, чтобы ЭТО случилось). Когда Кикван в очередной раз рассеянно пялится в затылок Хенсына, то ловит себя на мысли, что бы хотел сказать то же самое, что сказал репер. (Не связывайся с предводителем извращенцев, ведь наш Кики хороший мальчик). Он абсолютно согласен с Есобом. Лучше позиционировать себя как хорошего мальчика, чем ляпать не подумав налево и направо как Чунхен.
Но, Господи, как же это трудно. Он не должен думать, смотреть (что весьма трудно, ведь они живут в одном общежитии и Хенсын стал таким горячим в преддверии их очередного камбэка), должен игнорировать его (о чем Кикван безуспешно уверял себя в течении нескольких недель) и направить свою энергию в другое русло.
Это не сложно, ведь Кикван знает, что среди них всех Есоб - главная проститутка и привлекает к себе повышенное внимание, что бы тот не говорил. Хенсын безразлично за ними наблюдает, когда они хватают друг друга за бедра. Или держится на расстоянии, потому что сам часто так делает. Но Кикван не понимает, почему он делает это только перед ними.

~~~***~~~

- Сына! Спрячь своего мужика подальше, пока я не задушил его! - сообщает Есоб однажды днем. Кикван дуется на него, так как Есоб отверг его! Собственного лучшего друга!
- Что я могу сделать? Мой мужчина не хочет меня больше.
Танцор презрительно отрывается от книги, которую читает. Сердце Киквана трепещет всякий раз, когда этот парень смотрит на него.
- Мне все равно! Уведи его, пожалуйста ... - умоляет Есоб и пытается столкнуть его с дивана.
Кикван не хочет отказываться от своего места рядом Есобом, он поджимает губы и упрямо застывает рядом с ним, прицепившись к нему как пиявка из-за такого наглого предательства. Есоб щелкает языком и думает: «Мог бы просто тихо пообижаться на меня где-нибудь в углу».
- Иди сюда, - манит его Хенсын. Кикван колеблется, зная, что не должен этого делать, и машинально качает головой, но в это же время чувствует, как Есоб толкает его в спину, намекая на обратное.
- Малыш, иди сюда, - Хенсын наклоняет голову, и пусть весь мир пойдет прахом, потому что он уже готов взять Хенсына за руку.
Хенсын сажает его к себе на колени и продолжает читать, как будто в мире нет ничего более естественного, чем Кикван на его коленях. Есоб тихонько хихикает и разбрасывает конечности по дивану. Кикван пытается хмуриться, что не производит на Есоба, у которого под головой уже появилась подушка, абсолютно никакого эффекта. Этим занята половина его мыслей, вторая же их половина понимает, что он как в клетке заперт на коленях у Хенсына
Это не нормально.
Хенсын обычно не идет на контакт. Обычно он просто играет с остальными, но никогда не начинает это первым. Кикван дергается, желая избежать всей этой ситуации.
- Ты куда собрался? - Хенсын обнимает его за шею и возвращает к себе на колени.- Ни о чем не беспокойся.
Он сдается без борьбы и кротко повинуется, послушно положив голову Хенсыну на плечо.
Парень, ты слаб!

~~~***~~~

Он дергается, когда пальцы Хенсына сжимают его ногу чуть выше колена. Услышав рваный вздох, Донун и Есоб вопросительно смотрят на Киквана, в ответ он только улыбается им натянутой улыбкой и продолжает ошибаться в движениях их нового танца. Не легко что-либо делать, когда пытаешься поймать взгляд главного танцора группы. Но сомнение Киквана было встречено робкой улыбкой, что повергает его в некоторый шок.
Он смотрит в пол, качается вверх и вниз, следя за своими ногами, раз, два. Вдохните, выдохните. Наклоняется, раз, два, раз, два. Вдохните, выдохните. Вращается вокруг, раз, два, раз, два. Вдохните, выдохните. Рука колеблющаяся рядом с его лицом, раз, два, раз, два. Вдохните, выдохните. Хорошо, что помещение хорошо проветривалось, потому что он словил взгляд Хенсына именно в тот момент, когда его глаза были прикрыты, а рот чуть-чуть приоткрыт. Черт.
Он резко поворачивает голову в другую сторону, чуть не сломав себе шею, и думает: «Он просто случайно посмотрел в мою сторону». Но сердце предательски дрожит.
- Кикван, будь внимательней, - говорит Хав хен откуда-то сбоку.
О черт, Кикван ненавидел неопределенность.
- Смотри, что ты натворил! Я спорил с хеном из-за тебя!- Кикван поскуливает и падает около Хенсына, когда они берут получасовой перерыв.
- Что такого я сделал?- Хенсын берет бутылку и пьет жадными глотками.
Кикван старается заставить себя не смотреть на то, как дергается кадык Хенсына.
- Просто ты удивил меня и я отвлекся.
- Ты уже должен был быть мертв, поэтому скажи мне спасибо.
- Ага, спасибо, - он язвительно улыбается в ответ и отбирает у Хенсына бутылку. Тот лишь смеется.
- Я только что понял, что ты всегда пьешь из моей бутылки.
- Ну и что?
- Ничего, просто мысли вслух, - говорит Хенсын, покачав головой, и улыбается уголками губ,- Ты ведь знаешь, что это непрямой поцелуй?
Кикван аж поперхнулся. Ведь он действительно часто пьет из чашки Хенсына или из его бутылки. Это выглядит как камень в его огород. Он никогда не думал, что это плохая привычка, он только смущался, когда Хенсын говорил об этом вслух, как сейчас, потому что это его тайное наслаждение. Ведь он не может спать с Хенсыном в одной постели и он не крадет его нижнее белье, и не онанирует на него втихаря. (Но он часто думает об этом).
Хенсын смеется, услужливо похлопывая младшего по спине.
- Хееен, ты странный, - говорит Кикван, после того, как откашливается. Хенсын лишь наклоняет голову и смотрит на Киквана с той неопределенной улыбкой на лице, которую Кикван теперь часто видит.
- Может быть.
Это немного волнует его. Не в плохом смысле, а в хорошем…просто это дурацкое «Может быть» не дает ему покоя.
Он выныривает из пустых мечтаний и сажает сладкие мысли на толстенную цепь. Поэтому, когда Хенсын тянет его к себе в постель этой ночью, он покорно принимает это. Он предпочел бы наслаждаться спиной Хенсына, вдыхать запах его волос и позволять ему играть со своими пальцами, пока они не уснут.
Он подавляет зевоту, зарываясь лицом во все еще влажные волосы, сердце пропускает удар, когда Хенсын сжимает его руку и прижимает к себе. Приятные ощущения. Ну так что же?
Почему такое чувство, что с Хенсыном что-то не так? От его странных улыбок и слежки, до мимолетных касаний. Это почти сводит с ума. Он не думает об этом, но знает, что это что-то означает. Он всегда может сказать, когда его дразнят, но его никогда не дразнили таким образом.

~~~***~~~

Не секрет то, что он пялился только на Хенсына, когда тот снимал свой сольный танец весь такой сексуально мокрый. Кикван просто стоял в углу студии около гардеробной с полотенцем на голове, не желая упустить редкий шанс. Хенсын не такой большой эксгибиционист, как Кикван, он более скромный. Но, когда Сына закончил свою съемку, Кикван представлял собой некое подобие статуи со стеклянными глазами и отвисшей челюстью. Действительно…скромнее некуда.
Он захлопнул рот, когда Хенсын увидел его и начал медленно приближаться.
- На что ты смотришь?
- Ты горячий, - бездумно ляпнул Кикван. - как и всегда.
Хенсын покраснел бы и сказал, что это ему очень льстит, если бы не дьявольская усмешка на его губах. А потом пара рук обвились вокруг шеи Киквана и прижали к себе. Кикван нервно мигнул, оглушенный прикосновением его тела, и его совсем не беспокоило то, что Хенсын снова намочил его.
- Ну и что ты теперь будешь делать?
Что он сделал? Он развернулся и убежал.
Есть бесчисленное количество вариантов концовки этого происшествия, которые начали приходить в голову Киквану, только когда их вещи паковали после окончания съемки. Он мог бы отшутиться или игриво сказать, что Хенсын извращенец. Он смотрит на него – тот сидит в другом конце зала. Но было поздно шутить, теперь бы это выглядело глупо.
Черт. В его мыслях Чунхен уже издевался над ним. Он закатывает глаза и пускает испепеляющие лучи в голову ничего не подозревающего репера. Это было слишком опасно! Он так рассуждал. Опасно для Хенсына, не говоря уж о его собственном сердце…Кикван мог поклясться, что оно готово было отойти в мир иной и забрать с собой Киквана – так нервно оно билось в груди.
Черт.
О…заткнись.
У Чунхена есть свои мотивы договориться с менеджером, чтобы безнаказанно пойти и хряпнуть пивка. Ведь, как уверял Чунхен, окончание съемок клипа – веский повод, чтобы отпраздновать. Менеджер только сокрушенно покачал головой, думая, какие еще проблемы принесут ему его подопечные, и судорожно вспоминая, как писать заявление по собственному желанию.

~~~***~~~

В гостиной тихо и включенный свет начинает раздражать. Кикван смотрит на своих одногрупников, хаотично разбросанных по полу. Дуджун и Донун уже спят, не обращая внимания на шаманское бормотание Есоба. Чунхену каким-то образом удается заставить визуального макнэ напиться до розовых слоников, что не прошло даром. Учитывая то, что Есоб сейчас находился около Чунхена. А Чунхен сидит и подхихикивает, время от времени отпихивая Есоба от себя, и при этом выглядит весьма трезвым, если учесть, что он выпил чуть ли не больше всех.
- Чунхенаа, - ноет Есоб, хватаясь за репера.
- Нет, Есоб, - отвечает тот и слегка хлопает его по щекам.
Есоб шатается и в конечном итоге падает на Чунхена, но тот уклоняется от его губ. Но на лице Чунхена мелькнуло что-то странное. Кикван не успевает досчитать до десяти, как репер отлкладывает бутылку в сторону и тащит парня на диван, попутно обнимая его.
Хенсын только фыркает:- А ведь недавно они клятвенно уверяли нас, что они не геи.
- Заткнись, - лениво бросает Чунхен, устраивая поудобнее радостно хрюкающего Есоба, - свет лучше выключи.
Хенсын закатывает глаза и допивает свое пиво. Он всегда говорил ему быть более сдержанным, ведь иногда эго Чунхена не влезает в комнату. Хенсын всегда говорил ему об его ошибках.
Он смотрит искоса на Хенсына в ожидании темноты, но в итоге сползает на пол и, проползая мимо Дуджуна, огревает того коленкой по голове.
- Прекрати корчиться, Соби, - жалуется Чунхен. Его ноги и руки ослабли. Черт, почему комната такая большая? Но он никогда не сдается на пути к своей цели.
- Ты тоже пьян? – интересуется Хенсын.
Кикван ворчит и с усилием поднимается на ноги : - А что ты тоже собираешься меня использовать, если я пьян?
- Соби,- в безумии шепчет ЧунХен.
Возня на диване прекращает их диалог, они оба сидят, слушают и в красках представляют, что сейчас творится на диване.
- Черт, Соби.
- Пошли спать, - торопливо бросает Хенсын, поднимая Киквана, поскольку звук приглушенного стона, который явно издает Есоб, только подтверждает их подозрения.
Они смущаются и сбегают в свою комнату.
- Это было странно, - Кикван вздрагивает, радуясь, что ему не довелось увидеть нечто большее.
Хенсын ничего не отвечает и походит прямо к кровати, оставляя Киквана около двери.
- Ты дуешься?- спрашивает Кикван, когда забирается в кровать Чунхена и издает стон блаженства, уложив свое тело на матрас. Но Хенсын ничего не отвечает, продолжая взбивать свою подушку.
Приятный шум в голове начинает оседать на веки.
- Не игнорируй меня, хен.
Хенсын немного поворачивает к нему голову: - Ты ведь был умным мальчиком в школе?
Кикван молча соглашается с этим, не понимая к чему клонит Хенсын. Певец приподнимается и толкает его в спину. Кикван замирает, в горле пересыхает, будто внезапно он проглотил весь песок пустыни, в то время как Хенсын перебирается на него, попутно выворачивая ему руки, и нависает над ним.
- Тогда почему ты просто терпишь, когда я делаю тебе намеки?
Он мигает, как будто внезапно поглупел. Может быть он пьян и уснул, и все это только сладкий сон, который он смутно будет помнить, когда проснется?
- Что? - прохрипел Кикван.
Хенсын наклоняется ниже и шепчет: -Ты идиот Ли Кикван.
Его мысли очищаются и губы Хенсына находятся так близко, что это выходит за рамки его воображения.
- Это самый большой намек, который я тебе даю, если ты еще не понял. Ты такой дурак.
- Ты хочешь сказать, что любишь меня? - говорит Кикван онемевшими губами.
Хенсын уткнулся носом в изгиб его шеи.
- Да я без ума от тебя, балбес.
- Почему ты не сказал мне?
- Если бы я знал, что ты такой недогадливый, то обязательно сказал бы.
- Эй, это нечестно, ты сказал, что я тебе просто друг.
Хенсын поднимает голову, чтобы посмотреть на него.
- Я…я…просто слишком застенчивый…я не мог просто признаться тебе в этом.
- О даа…я знаю какой ты застенчивый! - дразнит его довольный Кикван.
- Замолчи. Ты поцелуешь меня в конце-то концов или нет? - Хенсын резко хватает его за подбородок.
- Наверстаем упущенное?

@темы: min, Translation, PG-13, Hyunseung/Kikwang