22:12 

На острие (в процессе написания!)

beast fanworks community
Автор: SimusiK
Бета: Word 2010
Персонажи: Чунхен/Хенсын, Дуджун/Есоб (очень мало)
Рейтинг: NC-17
Жанры: Экшн (action), AU, Детектив, Романтика, Слэш (яой)
Предупреждения: Нецензурная лексика, OOC, Насилие
внимание! так как фанфик все еще в процессе, и комментарии будут пополняться продолжением, убедительная просьба: выравнивайте, пожалуйста, ваши комментарии по правой стороне, дабы не разбивать массив истории.
Размер: планируется Макси, написано 33 страницы
Кол-во частей: 4
Описание:
«Жажда скорости. Все чувства накалены до предела. Это ощущение гонки мне никогда не выкинуть из головы. Нет, оно в самом сердце. Влечение, которое может сравниться только с единственным в мире схожим по разливающемуся огню в жилах ощущению… Как я мог не замечать этого раньше?»
Посвящение:
Спасибо Алине^^
Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора.
Примечания автора:
В общем, вторая работа...
Товарищи, я буду рада отзывам - это прямой путь к новой главе^^

Глава 1
«Жажда скорости. Все чувства накалены до предела. Это ощущение гонки мне никогда не выкинуть из головы. Нет, оно в самом сердце. Влечение, которое может сравниться только с единственным в мире схожим по разливающемуся огню в жилах ощущению… Как я мог не замечать этого раньше?»


Утро обычного дня. Для Хенсына это ещё один рабочий день. Однообразный донельзя. Встать, умыться, одеться, покормить кота, самому перекусить и бегом выскочить из дома, в очередной раз опаздывая на работу. Уже год прокуратура Сеула его постоянное местопребывания, уже ровно год Хенсын тухнет в ней, ожидая хоть какой-нибудь достойной работы, а не бесконечной череды дел об разборках соседок, краже глиняных горшков и несанкционированном размещении уличных кафешек. Хенсын никогда особо не хотел посвящать свою жизнь закону, все равно от него толку мало, сплошная бюрократия. Но отец настоял на юридическом образовании сына, а против него пойти было сложно, да и уважение к родителю не позволяло быть настолько не благодарным. Хотя все равно за обучение Хенсын платил сам, подрабатывая то тут, то там. Плюс ко всему этому прибавлялась неопределенность Хенсына по жизни, он сам не знал, чего хотел, его ни к чему особенно не тянуло. Поэтому, выучившись на отлично, Хенсын устроился работать в центральную прокуратуру Сеула, где, как он надеялся, ему хотя бы скучать не дадут. Но надеялся он на это зря, особенно учитывая странное к нему отношение коллег, оставляющих ему лишь самые обычные и малоинтересные дела. Однако утро этого обычного дня обернулось на редкость удивительным сюрпризом.
— Хенсын… — фамильярно, как-то по-братски начал главный прокурор, подойдя к столу Хенсына и бросая перед ним папку, — Считай, тебе повезло.
— Не понимаю… — Хенсын вопросительно посмотрел на Квон Чиёна.
— Дело. «Настоящее» дело, а не тот мусор, что ты вел, — прокурор Квон устало и словно нехотя пояснил Хенсыну свои слова. Хенсын схватил папку, пролистал несколько страниц и поднял шокированные глаза на своего начальника.
— Почему?
— Все прокуроры заняты, а это дело нужно расследовать быстрее, оно повязано на соревнованиях стритрейсеров, а не начнем сейчас, все провалится. Будь у меня возможность, тебе бы это дело не досталось, будь уверен, — Чиён, в разговоре наклонившийся к нему, выпрямился, — Все в папке, твоим напарником станет следователь Юн Дуджун, с ним и решай все проблемы, а я пошел.
Прокурор быстро удалился, оставив Хенсына одного изучать дело о продаже наркотиков под кодовым названием «На острие».
На первой странице была анкета одного из гонщиков, которого звали Ён Чунхен. По данной там немногочисленной информации, он был на 3 месяца младше Хенсына и казался самым подходящим для главаря если не всей триады, то подельника в Сеуле точно. Наличие каких-либо родственников не установлено, судимостей нет, образование высшее, причем в весьма престижном университете. Странно…
Потом огромный список различных по своему типу мест заработка, потом ещё несколько адресов съемных квартир. И очень, очень много страниц, где-то с десяток, описывающих различные нелегальные гоночные достижения за последний год. Ещё более странно… Раз столько побед, значит, в любом случае что-то выигрывает. Тогда почему так плохо живет? Ведь призовые деньги он куда-то девает? Куда же?
Особое внимание Хенсына привлекла фотография Чунхена, сделанная, видимо, перед гонкой: на сосредоточенном лице Чунхена ни одной эмоции, только праведная, завораживающая своей глубиной, погруженность в собственные мысли, а также легкий огонек в глазах, прищуренных то ли от солнца, то ли по привычке. Как получилось, что фотография открыла гораздо больше, чем вся анкета, Хенсын не знал. Но этот человек явно был ещё той загадкой. Хенсын просмотрел ещё несколько фотографий, но они были выполнены небрежно и смазано, так что разглядеть его лучше не получилось.
Дальше следовали анкеты членов его команды, описание дела, а потом план наблюдения, по которому Хенсыну стало понятно, что придется работать под прикрытием. «Ничего себе дело!» — подумал Хенсын, присвистнув. После того убожества, что ему поручали сразу такое везение, а ведь не было ещё и 11 утра.
По данным предварительного расследования на южном берегу реки Хан, в районе Тонджакку проходит соревнование, первая гонка которого уже состоялась. Следующая же завтра, призовой фонд всего события составляет 5 млн долларов, а это явно указывает на причастность триады к организации заездов.
Хенсын взял трубку и начал набирать какой-то номер телефона.
— Следователь Юн, вы уже в курсе? Отлично. Тогда зайдите ко мне в кабинет, нужно обсудить план действий.
Повесив трубку, Хенсын углубился в дело, стараясь взять оттуда как можно больше полезной информации. Завтра у него будет сложный день. Очень сложный.

***
— Проверил двигатель и подвеску?
— Да, к старту все готово. Как всегда сам перепроверишь?
— Ну, а ты сомневался?
Обойдя машину, Чунхен открыл капот и пробежал глазами по «начинке» его любимой Honda Civic. Вроде все в порядке. До старта ещё 15 минут, но отходить от машины Чунхен больше не станет, себе дороже.
Чунхен посмотрел в сторону горящих баков и сцены, наскоро возведенной для сегодняшней гонки. Из-за этих проклятых копов приходится все делать незадолго до начала очередного заезда, вот и сейчас, установив последние колонки, запустив какую-то электронку, ведущий, которого звали вроде как Минги, начал свою приветственную речь. Чунхен же, чтобы не слышать очередного бреда, облокотился на капот, воткнул в уши наушники и включил расслабляющую музыку. Это как раз то, что нужно. Погрузившись в тягучую мелодию, Чунхен, как бы в замедленном действии представлял сегодняшнюю гонку, как он всегда это делал. Эти картинки помогали ему сосредоточиться в заезде, они всегда подсказывали, что делать. И неважно, какое будет задание, Чунхен всегда узнавал его лишь после старта, каждый раз пропуская наставления ведущего. И сейчас он одними губами напевал мелодию, не обращая внимания на подходящих к нему знакомых парней и его «девушки» Дахе.
— Чунхен! – Дахе повисла на нем, быстро чмокнув в щеку, — Прикинь, мы, наконец, нашли тебе подходящего штурмана! Знакомься – Чан Хенсын. Я же обещала помочь тебе! Этот паренек недавно из Америки приехал, вот и…
Чунхен стряхнул с себя руки Дахе, не давая договорить, на что девушка надула накрашенные яркой помадой губки и послала в спину Чунхена убийственный взгляд. Сам же он, медленно развернувшись, посмотрел прямо в глаза Хенсына, у которого от такого прямого взгляда вспотели руки. Не выдержав напора, он отвел глаза.
— Он мне не нужен, — заявил Чунхен и снова воткнул наушники.
— Чунхен, он единственный согласился ехать вместе с тобой… — Даже надавила голосом на последних словах, и, картинно закатив глаза, выдохнула, — Все же боятся тебя, помнишь?!
— Все равно.
— Что? Ты в своем уме?! Опять не слушал? Сегодня же чек-поинт! Без штурмана ты не то что не выиграешь, даже с места тронуться не сможешь! Все тогда полетит к чертям! – кричала Дахе, размахивая руками, — Чунхен! Ты меня вообще слушаешь?! – и девушка сделала попытку выдернуть наушник, но была перехвачена за руку.
— Эмм… — неуверенно протянул Хенсын, на что Дахе развернулась и вопросительно посмотрела на него, а Чунхен сделал то же самое невольно, отбрасывая руку Дахе в сторону.
— Что? – первым сообразил Чунхен.
— Я… могу я хотя бы попробовать? Я буду во всем слушаться, просто я всегда хотел стать штур… — осторожно попросил Хенсын.
— Нет! Я же сказал! ТЫ. МНЕ. НЕ. НУЖЕН! – по словам произнес Чунхен, не смотря на Хенсына, — Я могу и сам справиться, тем более этот парень не вызывает доверия, — он уже обращался в пустоту, которую, видимо, все-таки звали Дахе.
— Тогда забудь, о чем мы говорили! – Дахе сложила руки на груди и посмотрела на Чунхена долгим, испытывающим взглядом. Как раз в этот момент загудела сирена, призывающая гонщиков занять свои позиции перед стартом.
— Чёрт… — Чунхен был явно недоволен таким поворотом, — Залезай в тачку!
— Что? – Хенсын замер.
— Садись, говорю, придурок!
Хенсын бегом направился к дверце, которая уже была открыта для него изнутри Чунхеном. Сев в машину, он снова замешкался, пытаясь разобраться в ремнях безопасности.
— Что за?! Ты что, никогда не ездил в гоночной машине? Какой тогда из тебя штурман? – Чунхен закатил глаза и, положив руки на плечи Хенсына, прижал его к креслу, чтобы тот успокоился и не дергался. После чего он пододвинулся ближе и быстрыми, но очень четкими движениями поправил и застегнул ремни на груди Хенсына.
— Так-то лучше.
От такой близости у Хенсына вдруг в сердце все стало заходиться. Оно было готово вырваться наружу, потому что глаза Чунхена, те самые, с фотографии, вблизи оказались ещё глубже и бездоннее, чем Хенсын себе представлял. Такие, что он не в состоянии был оторваться от Чунхена, пока тот пристегивал его. Это странное ощущение было Хенсыну непонятно. Он тут как бы на задании, и вроде как должен втереться в доверие, чтобы получить больше информации для раскрытия его первого настоящего дела. А сам, едва увидел Чунхена, а уже начинает терять контроль над мыслями и телом. Как в таком состоянии можно вообще думать?!
Но Чунхен вернулся в свое кресло и завел мотор, абсолютно не обращая внимания на чуть покрасневшие щеки Хенсына. Дахе, чтобы дать старт, вышла на середину трассы, поднимая вверх обе руки.
— Ты ничего достать не хочешь? – Чунхен раздраженно окликнул Хенсына.
— А? Что? О, точно… — и Хенсын полез в бардачок искать подробную карту Сеула, являющуюся сегодняшним заданием.
Дахе лучезарно улыбнулась гонщикам, останавливая взгляд на машине Чунхена, но сам Чунхен этого не замечал, потому что к полнейшему шоку Хенсына сидел с закрытыми глазами. Вот уже одна рука Дахе опустилась, вызывая дружный рык машин стритрейсеров, они уже готовятся стартовать. Одна секунда, две, три… Ладони Хенсына вспотели. Четыре, пять… И вторая рука Дахе, с зажатым в ней платком, резко опускается. Гонка началась.
Чунхен открыл глаза и вдавил педаль газа в пол.Машина тронулась, почти сразу обогнав четырех из 8 участников, а ведь он был последним на старте.
Спустя 3 минуты гонки после того, как машина Чунхена внезапно свернула с главной трассы и поехала по узким улочкам, где не было ни одной машины в принципе, а тем более гоночной, Хенсын решил подать голос.
— Эм… Чунхен…
— Что? – грубо откликнулся парень.
— Но… куда мы едем?.. – искренне спросил недоштурман.
— На первый чек-поинт, конечно.
— Да?.. – как-то сомнительно протянул Хенсын, заглядывая в карту и наблюдая в выбранном им направлении лишь мертвую зону спальных районов.
— Даже не буду комментировать, — скучающе ответил на неуверенность Хенсына Чунхен, на огромной скорости входя в глубокий поворот.
Вот тут у Хенсына захватило дыхание так, что он почувствовал в ладонях щекочущее ощущение, когда захватывает дух и появляется страх. Но страх не настоящий, а благоговейный, от которого по организму разливается тепло. Как в замедленной съемке Хенсын наблюдал и чувствовал всем телом, как аккуратно и точно машина вписывается в поворот, немного дрифтуя. А потом выходит из заноса, продолжая свой путь к месту назначения.
Они все ехали и ехали, а ведь Чунхен явно планировал выиграть гонку. В мысли Хенсына закралось подозрение, что Чунхен лишь самонадеянный гонщик, который даже толком не знает, что ему надо, ведь в отличие от других стритрейсеров, он поехал совершенно в противоположную сторону. Сегодняшнее здание – по очереди найти все чек-поинты, отмеченные на карте, за самое короткое время. Однако какой из трех первый неизвестно, поэтому его нужно определить самому. Как видел Хенсын, гонщики посчитали, видимо, что первый чек-поинт ближайший к реке Хан, а они направляются к самому дальнему в принципе, судя по карте. Машина Чунхена сейчас несется по узким, едва освещенным улочкам, причем в совершенно заброшенном районе, а ведь одна ошибка – и ты проиграл, упущенное время уже не вернуть. Перфекционист в Хенсыне начал потихоньку раздражаться, а ещё 10 минут спокойной езды, пусть и на огромной скорости, окончательно вывели его из себя, как бы он ни старался сдерживаться.
— Чунхен, что это значит? Куда мы едем? С чего ты взял, что нам сюда? – его голос прозвучал не так грубо, как хотелось, но этого вполне хватило, чтобы Чунхен оторвал взгляд от дороги и посмотрел на Хенсына, приподнимая бровь.
— Хочешь выйти? – машина резко затормозила и Хенсын по инерции резко подался вперед, и, если бы не ремни безопасности, точно бы вмазался лицом в стекло, — Проваливай!
— Ты…
И вдруг из-за поворота вылетела ещё одна машина, Хенсын узнал ее. Узнал её и Чунхен. Они обогнали эту тачку ещё на страте. «Видимо, водила такой же идиот, что и Чунхен… Или нет?»
— Вот черт! – и Чунхен вновь надавил на газ, почти мгновенно стартуя с места и за несколько секунд развивая бешеную скорость.
У Хенсына чуть сердце не остановилось, когда он увидел значения на приборной панели – 250 км/ч! И это без каких-либо ускоряющих средств! Они неслись закраснойМаздой по узким улочкам, а обогнать ее было невозможно, места просто не хватит.Улица прямая, без каких-либо ответвлений. Раз Хенсын это понял, Чунхен естественно тоже.
— Хенсын…– Чунхен, не отрываясь от дороги, позвал Хенсына.
— Да?
— Посмотри на карте… есть ли впереди перекресток?
— Уже посмотрел. Есть, ещё 700 метров до него где-то… Но, Чунхен, ты уверен, что нам нужно в эту сторону? Там же дальше больше ничего нет…
— Замолкни, — посоветовал ему Чунхен, открывая подлокотник между сидениями, где Хенсын увидел два баллона с надписью N2O.
— Чунхен! Что?! Азот?! Это же опасно!!! – тут же запаниковал Хенсын, зная по своей работе, к каким последствиям может привести использования этого средства, особенно в таком месте и на таких узких улицах. Знал он конечно понаслышке, а не лично, но красочных рассказов полиции и других следователей ему хватило.
— Закрой свой рот лучше, иначе я лично заткну его тебе! Ты, блять, в гонках участвуешь или в дэнди играешь? – Чунхен зло взглянул на Хенсына, и что-то в его взгляде не позволило Хенсыну перечить. Опять глаза? Он просто вжался в сидение, обхватив ремень безопасности руками, и закрыл глаза, готовясь в любой момент разбиться насмерть. Внезапно Хенсын ощутил резкий толчок, а в ушах зазвенело. Такое чувство появилось, будто его с силой вжимают в сидение руки Чунхена, но не только за плечи, но и за все другие части тела. Когда ускорение чуть спало, Хенсын рискнул открыть глаза. Лучше бы он этого не делал! Именно в этот самый момент машина Чунхена выехала на тротуар и, обогнув автобусную остановку, выехала на свободный кусочек дороги на перекрестке, которая шла перпендикулярно той, где ехали они, и должна была вписаться между стеной дома и каким-то ларьком, непонятно чего делающем в таком месте. Теперь глаза Хенсын закрыть не мог, и уже точно от настоящего страха, заставившего его проклясть все и вся. Он весь затрясся, испуганно поглядывая на Чунхена, который, наоборот, почему-то пребывал в удивительном спокойствии. Выглядело, будто ему нужно пронырнуть не через узчайшее место, которое уже чем сама машина, а просто проехать по ровному шоссе.
— Чунхен, мы же разобьемся! – от страха не сдержался Хенсын, но Чунхен не слышал его, пребывая в каком-то своем мире, где есть только он и машина. Только скоростной зверь и только водитель.
В ужасе Хенсын уставился на дорогу, ожидая столкновения и аварии, но Чунхен сделал что-то невероятное, как уже потом удивлялся Хенсын, обдумывая эту гонку. Резко переключив скорость, повернув руль и сделав ещё что-то, чего Хенсын так и не понял, он накренил машину и та, встав на ребро, точно въехала в промежуток между зданиями, а потом вернулась в изначальное положение. Этого маневра было достаточно, чтобы обогнать другого гонщика и достаточно, чтобы у Хенсына к горлу подкатила дурнота. Такого он ещё никогда не видел, не чувствовал и не понимал. Как можно было вот так легко совершить подобное?! Ладно в фильмах, там спецэффекты, подъемные краны и каскадеры. Но Чунхен же обычный стритрейсер, нелегальный гонщик. Откуда у него столько умений и, самое главное, смелости, чтобы провернуть подобный трюк на узкой улочке, где ещё чуть-чуть, и ты разбился насмерть?! Шокированный Хенсын перевел взгляд на Чунхена, пытаясь найти в нем причины такого не пробивного спокойствия, ведь ни один мускул не дрогнул на его лице, когда тот выполнял этот сложный маневр.
Чунхен почувствовал на себя взгляд Хенсына и повернулся. Их глаза встретились, но Хенсын не мог оторваться, попав в плен таких притягательных карих глаз, а Чунхен лишь мотнул головой в немом вопросе: «Тебе чего?» Хенсын смутился. Это было странно, очень странно. Как он мог смутиться? И это же не впервые за сегодняшний день! Он уже несколько раз чувствовал себя по-идиотски в присутствии Чунхена, как… влюбленный мальчишка. Что?! Он влюбился? Да, видимо это было так… Глаза… Глаза Чунхена… Спокойствие… Спокойствие Чунхена… Вот почему сегодня утром Хенсын так рвался на работу, вот почему он встал ни свет ни заря, все перечитывал дело и рассматривал фотографии. Вот почему так быстро согласился стать штурманом Чунхена, пусть даже выбора у него не было, дело все-таки. Но в любом другом случае такое предложение не вызвало бы у него столько внутренней радости и ликования. Как можно было влюбиться так легко?
Из пугающих мыслей Хенсына вывел яркий свет на дороге, которым оказался тот самый чек-поинт: машина, на капоте и дверях которой была изображена цифра 1. Боже, они угадали! Нет, он угадал! Чунхен каким-то невероятным образом правильно угадал местоположение отметки! Неужели!.. Хенсын перевел от чего-то радостный взгляд на Чунхена, который уже смотрел на Хенсына с приподнятой бровью и выражением на лице: «Ну, я же говорил». Это снова вызвало в Хенсыне волну смущения. Что?! «Я же прокурор, черт побери! Да я так никогда не раскрою это дело! Нужно успокоиться и взять себя в руки! Он враг, враг… а не…» — пытался привести себя в чувство Хенсын, но это было сложно, ведь сердце теперь колотилось так быстро, стоило только бросить взгляд в сторону водителя Хонды.
Сбросив скорость, ноне останавливая машину, Чунхен проехал мимо человека в маске и на ходу взял из его рук новую карту, а потом бросил ее в Хенсына.
— Ну, давай, штурман, веди нас! – с какой-то насмешкой проговорил Чунхен, не отрываясь от дороги.
Ко второму и третьему чек-поинту они добрались без происшествий, но навстречу Хонде пару раз выскакивали запутавшиеся гонщики, видимо, уже перепробовавшие остальные точки. Сейчас дорога стала много шире. Было похоже, что они едут по какому-то шоссе, но Хенсыну эта местность знакома не была.
— Остался последний… Где он находится? — Чунхен вновь обратился к Хенсыну.
— Неподалеку от стадиона в Умён-дон… но…
— Что «но»? Что-то не так? – Чунхен нахмурился.
— Шоссе, по которому мы едем… с него нет съездов, Чунхен… — с ужасом смотря в карту, проговорил Хенсын, медленно отрываясь и переводя взгляд на Чунхена, не желая верить, что они так легко проиграют, — До любой дороги, ведущей в тот район очень далеко, а ведь ещё до финиша ехать. Нужно развернуться, чтобы попасть туда. Мы не успеем...
— Что? Дай сюда! – и Чунхен выхватил из рук Хенсына карту, наскоро просматривая маршрут. При этом он продолжал вести машину и бубнить себе по нос что-то вроде: «Ну, как же! Не успеем мы…» Хенсына это задело, но он отлично видел, что других вариантов нет. Шоссе, по которому ехали они, вообще заканчивалось строящимся виадуком, так что единственным выходом было развернуться и свернуть вправо при первом перекрестке. Из размышлений Хенсына вывело радостное восклицание Чунхена.
— Отлично! Так даже быстрее будет… — и парень вернул карту Хенсыну, удобнее устраиваясь в кресле и прибавляя газу.
— Ты не будешь разворачиваться?! – шокировано переспросил Хенсын, наблюдая на лице Чунхена странную ухмылку.
— Зачем? Финиш в конце шоссе за последним чек-поинтом, мы быстренько доедем и победа за нами, — проговорил Чунхен и насмешливо приподнял бровь, смотря на реакцию Хенсына.
— Но… в конце шоссе виадук! Он не достроен… Нет!!! – ужасная догадка посетила голову Хенсына и ему стало дурно. Чунхен же не больной камикадзе?! – Ты собираешься…
— Да, все верно, — просто сказал Чунхен и вдавил педаль газа в пол, так как на пути уже были видны лампы строительных заграждений, — Лучше держись, а если боишься, закрой глаза. Надеюсь, ты мне обивку не испортишь?
Хенсын в шоке уставился на Чунхена, способного шутить в такой ситуации, и только крепче вжался в сидение. Но закрывать глаза он не собирался, это слишком трусливо, да и ему вдруг стало интересно: каково это?
— О, да мы геройствуем? – преувеличенно удивленным тоном произнес Чунхен, переключая скорость, — Ну, была не была!
И они врезались в заграждения на полной скорости, разбивая их и разбрасывая по сторонам, а потом стали лавировать между различными бочками, блоками, строительным инвентарем. Буквально через пару секунд стало видно край виадука, и Чунхен, метнув взгляд на будто заледеневшего Хенсына, потянулся к рычагу нитроускорителя. Одно движение и машина выпрыгивает с одного конца обрыва, словно летя по воздуху, и приземляется на другой.
Весь недолгий полет Хенсын думал, что вот она, пришла его смерть. Думал, что даже не успел за свою жалкую жизнь совершить ничего достойного, что даже не любил ни разу. Что сейчас Хенсын находится на краю бездны, а рядом сидит человек, который нравится до зубовного скрежета, но сделать все равно ничего нельзя, ведь он задание Хенсына. Чунхен, черт бы его побрал, вызывает в нем столько эмоций, а вместе им все равно не быть. Либо тяжесть расследования, либо немедленная смерть. Тут Хенсын почувствовал удар колес об асфальт и поймал довольную улыбку на лице Чунхена, который весь словно изнутри светился счастьем от успеха проделанного трюка. Или быть?..
Быстро проехав четвертый чек-поинт, они, наконец, добрались до финиша. Хенсына трясло от пережитого так, что он не сразу сообразил, что машина остановилась. Только когда открылась дверца со стороны Чунхена, Хенсын смог выйти из своего транса, хотя все ещё не мог пошевелить ни ногой, ни рукой, ни головой, ни шеей, даже пальцами на руках не в состоянии был подвигать; лишь хлопал глазами и тупо смотрел в лобовое стекло.
А вот сам Чунхен лишь спокойно вылез из машины и пошел навстречу радостной толпе, даже не бросив взгляда в сторону Хенсына. Верно говорила Дахе, его есть за что бояться. Ездить с Чунхеном в одной машине подобно самоубийству, причем самоубийству самому зверскому и изощренному. Но это все равно было прекрасно. Его холодный, серьезный, сосредоточенный взгляд завораживал. Теперь Хенсыну было понятно, почему Чунхен поехал не так, как другие, почему он числится как «самый опасный гонщик» и почему он так привлек внимание Хенсына даже просто на своей фотографии. Кстати, нужно поскорее найти Дахе… Сказать, что не станет отказываться от других гонок, хотя после сегодняшнего вполне стоило бы. Не факт, что в следующий раз у Чунхена не возникнет очередной бредовой идеи, а у Хенсына хватит нервов.
Опомнившись, Хенсын решил поскорее выбраться из треклятой Хонды, наскоро сдергивая с себя ремни безопасности. Скинув ноги на асфальт, парень обернулся в сторону празднующих победу Чунхена и осекся…
Его взгляду предстала картина из целующихся Чунхена и Дахе, которые так страстно обнимались, что у Хенсына в горле встал ком. «А на что я надеялся?» — Хенсын горько улыбнулся. В этот же момент он поймал брошенный в его сторону взгляд Чунхена. Сердце сжалось. Поэтому Хенсын лишь опустил голову и, развернувшись в противоположную сторону, пошел к обговоренному со следователем Юном месту встречи. Дахе можно и позвонить, в конце концов.

***
Вернувшись домой под утро после гонки, Хенсын ещё очень долго проворачивал в мыслях сегодняшний вечер и ночь, знакомство с Чунхеном и пыталcя, не смотря на заметное нездоровое влечение к Чунхену, трезво рассуждать и составить его психологический портрет. Получалось слабо и слишком субъективно. Человек он явно серьезный, интересный и загадочный… но… бесшабашный, грубый и неосторожный! Черт! У Хенсына едва все волосы не выпали из-за пережитого во время гонки. А этот парень так спокойно вел машину… Он точно ненормальный камикадзе! Но что делать, если он так нравится Хенсыну?
Да, за ВСЕ прошедшие сутки он выяснил только то, что ему нравится, очень нравится Чунхен. Это открытие для Хенсына стало самым несколько неожиданным, даже очень неожиданным, но почему-то не вызывало каких-либо особых противоречий. Нравится и нравится. Любит и любит. Но… обдумывая все сейчас… далеко от притягательной харизмы гонщика, у Хенсына внутри похолодело… Работа. Если так пойдет дальше, дело провалится. Конечно есть ещё следователь Юн, который за время гонки успел сделать несколько фотографий предполагаемых подельников и заказчиков, но больше ничего толкового узнано не было, а время-то идет.
Откинувшись на спинку дивана, Хенсын обессилено закрыл глаза, а мозг все равно подкидывал яркие картинки прошедшего дня. Ну что это такое? И как теперь вести расследование? Как влюбленный Хенсын сможет работать рядом с Чунхеном? А если он на самом деле преступник? Если Чунхен причастен к наркоторговле, что делать Хенсыну? Но… глаза Чунхена… такие не могут врать… А если? Вдруг Хенсын ошибся? Что теперь делать?

Глава 2
Спустя неделю…
Когда среди ночи прозвенел телефон, еле уснувший прошлым вечером Хенсын, был вынужден проснуться, а в итоге, наскоро напялив первые попавшиеся джинсы и футболку, выбежать из дома. Звонил следователь Юн, у которого сегодня как раз очередь для ночного дежурства.
Чунхен объявился в клубе «FX» со всей своей командой и девушкой, но мало того, там показались и представители корейской триады. Теперь Хенсыну хорошо бы там появиться, иначе могут упустить такую крупную рыбку. Интересно, смогут ли они взять подельников с поличным?
Радостное возбуждение возникло в теле Хенсына, пока он садился в свою машину. Но вдруг он вспомнил, что даже не взглянул в зеркало перед тем, как выбежать из дома. Откинув козырек, Хенсын кинул взгляд на свои немного растрепанные волосы, а сам обнаружил там ту самую фотографию Чунхена. И когда он успел ее туда положить? В сердце появилось такое неприятное ощущение, когда слишком сильно захватывает дух и становится сложнее дышать. Сегодня они впервые встретятся с того самого вечера гонки. И сегодня они впервые встретятся с тех пор, как Хенсын понял, что влюбился в объект слежки. Как ему себя вести?
«Что?! Как себя вести?! Как компетентный прокурор, естественно!» — с силой захлопнув козырек обратно и начиная усиленно пристегиваться, Хенсын не заметил, что фотография вылетела и опустилась за водительское кресло.
Хенсын решил на всякий случай позвонить Дахе, чтобы его появление не было слишком неожиданным.
— Привет, ты где?
— В клубе, здесь плохо слышно. А ты чего хотел?
— Я? Да хотел узнать насчет следующей гонки. Вы же так обрадовались, что я не отказался ездить с Чунхеном, вот решил уточнить.
— А! Да! Но говорю, связь плохая. Ты далеко? Может, подъедешь? Мы в клубе «FX», он в центре.
— Да, я как раз недалеко от него.
— Тогда ждем, скажи охране, что ты к Дахе, и тебя пропустят.
— Окей, скоро буду.
Повесив трубку, Хенсын завел двигатель и постарался собрать себя в руки. Уже через полчаса он увидит Чунхена. Но силы нужно направить на работу и расследование, а не на любовную лихорадку.
Когда Хенсын приехал в клуб, то с ужасом обнаружил там уже слегка подвыпившего следователя Юна в компании какого-то парня, с виду тоже гонщика. Причем сидели они в обнимку на ВИП-диванчиках, которые Дуджун оплатить был не в состоянии. И причем этот парень рядом с ним был весьма пугающей наружности: блондинчик в странном прикиде, да ещё и такой мелкий, что казался ещё ребенком. Подходить к ним Хенсын не стал, но для себя отметил наказать Дуджуна по всей строгости, скорее всего внеочередным ночным дежурством.
Охранники на входе сказали, что Хенсыну нужно на второй этаж к ВИП-комнатам. Странно, что обычные стритрейсеры могут позволить себе снять подобную комнатку в таком престижном клубе, как этот. Правда не такие уж они обычные, если разобраться. Плюс, нынешняя сумма вознаграждения ни в каком разрезе не сойдет за их среднестатистические ставки. Неужели Чунхен спускает все выигранные деньги на клубы? Но и Дахе кажется вполне подходящим человеком. У нее богатые родители в верхах, пару раз на которых даже заводилось дело о неуплате налогов и злоупотреблением властью. Её отца неоднократно вызывали в прокуратуру на допросы, но каждый раз ему удавалось выпутаться. У прокуратуры серьезные противники, ничего не сказать.
Найдя нужную дверь, Хенсын потянулся к ручке и замер. «Нужно взять себя в руки, нужно смотреть ему в глаза и не нервничать. У меня дело. Я прокурор. Я работаю под прикрытием. Мне нельзя совершать ошибок…»
— Чего встал? – из-за спины Хенсына раздался знакомый голос, заставивший его вопреки внутренним уговорам буквально подпрыгнуть на месте, резко разворачиваясь.
— Ч-Чунхен?.. – еле выдавил из себя Хенсын.
— А ты ждал кого-то другого? – наигранно переспросил Чунхен, а потом враз изменившимся голосом продолжил, — Чего приперся? Я, кажется, в тот раз ещё сказал, что не хочу иметь с тобой ничего общего.
— Но я… — Хенсын решил вдруг взять себя в руки, — Чунхен, ты разве не помнишь, что говорила Дахе? Я тебе, можно сказать, одолжение делаю. Ты своим жутким вождением распугал всех, так что выбора у тебя мало.
— Что?! – Чунхен резко подался вперед, кулаком ударяя в стену недалеко от уха Хенсына, и заставляя того нервно сглотнуть, — Ты кто такой, чтобы высказывать мне все это? Что и кто говорил, не твое дело! Будь любезен заткнуть ротик и свалить по-хорошему, – Чунхен не кричал, но голос его звучал устрашающе.
— Почему это не мое? Я буду ездить с тобой, Чунхен, хочешь ты этого или нет! И сделаю для этого все! – Хенсын немного повысил голос, но когда Чунхен подался ещё ближе к нему, заглядывая в глаза и почти касаясь своим носом носа Хенсына, утих.
— Даже так? И ты правда думаешь, что после такого отзыва о моей манере вождения все ещё сможешь находиться рядом? Интересно, каковы причины такого сильного желания остаться моим штурманом? – уже совсем по-другому проговорил, Чунхен, чуть поворачивая голову и кидая взгляд на губы Хенсына, — Посмотрим…
— Чунхен, что ты за…
— Чунхен, вот ты где! – из-за поворота появилась Дахе, удивленно округляя глаза на открывшуюся ей сцену: покрасневший Хенсын прижат к стене Чунхеном, который, в отличие от Хенсына, на Дахе даже ухом не повел, — Хенсын, и ты тут?
— Д-да, — Хенсын резко выпрямился, заставляя Чунхена тоже отодвинуться.
— Как добрался? – Дахе демонстративно прошла мимо Чунхена и взяла Хенсына под руку, подталкивая к двери, которую ещё 5 минут назад Хенсын так боялся открывать.
— Да нормально, даже быстро, могу сказать, — когда Хенсын шагнул в комнату, то сразу напрягся, хотя и постарался внешне этого не выдавать. В небольшом помещении с диванчиками, плазменным телевизором и большим столом посередине находились все 10 человек команды Чунхена и еще несколько незнакомых людей, уже изрядно выпившие и некоторые явно под кайфом. Некоторые, точнее многие, на вид настоящие преступники. Все занимались разными вещами: кто пил, кто курил, кто играл в карты, кто-то ещё и пел в караоке, а кто-то просто откровенно целовался. При виде лобзающейся парочки, Хенсын как-то нервно покосился на Чунхена, который прошел к пустующему креслу и опустился в него, складывая руки на груди и закрывая глаза.
— Присоединяйся к нам. Что будешь пить? – Дахе заботливо усадила Хенсына на диванчик недалеко от кресла Чунхена.
— О… Я? Я вообще-то не пью…
— Да ладно тебе! Тут все свои, заказывай, — и Дахе кинула на стол перед Хенсыном меню.
— Но, может, я просто узнаю о следующей гонке… и уйду? – осторожно осведомился Хенсын, надеясь, все-таки, что его не выгонят, но и пить не заставят. Опыта у него не было, но что-то подсказывало, что из этого ничего хорошего не выйдет.
— Ты чего? Оставайся, выпьешь с нами. А гонка… — Дахе сделала паузу, словно задумываясь над ответом.
— Что-то не так? – обеспокоился Хенсын.
— О гонке мы все узнаем в последний момент, Чунхен тебе кинет сообщение потом. Да, Чунхен? – и она посмотрела на парня, расслабленно сидящего в кресле с все так же закрытыми глазами. Хенсыну даже на секунду показалось, что он спит. Чунхен вообще вызывал у Хенсына стойкое ощущение, что случайно затесался среди этих преступников, но почему он не знал. Это необходимо выяснить и немедленно.
Чунхен не отвечал и вообще никак не отреагировал на вопрос Дахе, на что она сама лишь разочарованно мотнула головой и уселась на коленки странного парня, вид которого вызвал у Хенсына холодок по спине. Мускулистое тело и несколько татуировок на руках, а так же неприятный осадок, оставшийся после того, как Хенсын уловил его взгляд на себе. От него явно можно ждать неприятностей. Возьмем на заметку, нужно понять, кто этот человек.
Хенсын, отрываясь от людей за спиной Чунхена и обдумывая полученную информацию, нерешительно потянулся за меню, но прямо из-под руки у него его вдруг выдернул Чунхен. Он же спал… Или нет?
— Кажется, ты хотел остаться штурманом? Тогда… — он сделал паузу, — …заслужи это место. Давай поиграем? – простым взглядом посмотрел на Хенсына Чунхен, но в глазах его играл не добрый огонек. Хенсыну естественно лучше было бы не соглашаться, но если так он сможет попасть в команду, это того стоит.
«Всего-то нужно выпить с ним, от меня не убудет», — подумал Хенсын.
За такой шанс нужно хвататься, пока Чунхен не передумал, иначе ему не светит ни раскрытие этого дела, ни работа в прокуратуре тем более.
— Отлично, давай, — прямо смотря на Чунхена, ответил Хенсын, все же мысленно проклиная себя за такую опрометчивость и надеясь, что сможет держать себя в руках, пока все это не закончится.
Через 5 минут на столе перед Хенсыном и Чунхеном стояло 2 бутылки прозрачной жидкости. Что это, Хенсын почему-то спрашивать не стал. Заказывал Чунхен, а раздражать его не очень хотелось. Так все пойдет прахом. Да и лучше не знать, что ему предстоит пить, чтобы не слишком бояться последствий. Так он думал.
Разлив напиток по рюмкам, Чунхен подтолкнул одну к Хенсыну с таким теплым выражением на лице, что Хенсын округлил глаза и уставился на Чунхена. Но и Чунхен в ответ на взгляд Хенсына лишь удивился.
— Ты чего? Передумал? – уточнил Чунхен.
— Н… нет! – и Хенсын залился краской, хотя это никак не входило в его планы.
— Тогда поехали… — и Чунхен махом выпил все, что было в рюмке, даже не поморщившись.
Хенсын последовал его примеру.
Перед глазами поплыло, когда Хенсын опустошил седьмую (или десятую?) рюмку с какой-то обжигающей горло жидкостью. Это было даже не соджу, а что-то много крепче. Водка, вроде, как подсказывали Хенсыну ничтожные знания об алкоголе. Мало того, что Хенсын в принципе никогда не пил, так даже начал он настолько крепкого пойла.
«Вот Чунхену хоть бы хны, он как сидел напротив, прищурив свои прекрасные глаза, так и сидит. Так, стоп! Надеюсь, я это не вслух сейчас сказал?» — Хенсын тряхнул головой, стараясь привести мысли хоть в маломальский порядок. Но от простого действия в ушах лишь сильнее зазвенело, а до этого почти незаметное ощущение мутноты подкатило к горлу.
— Простите, я сейчас… — и Хенсын быстро выбежал из комнаты, прикрывая рот рукой.
— Ничего себе! Чунхен, что ты с ним сделал? – Дахе, которая теперь сидела в компании каких-то подружек, округлила свои уже весьма не трезвые глазки, — Подсыпал чего-нибудь? Вот уж не ду…
— Я? — перебил её Чунхен, — Ничего! — а потом, помотав головой и не оборачиваясь, вполне твердой походкой направился вслед за Хенсыном.
— Видимо, на самом деле не пьет… — Дахе только рассмеялась, — Стой! Ты куда?
Чунхен, ничего не ответив, захлопнул за собой дверь.

***
Склонившись над унитазом, Хенсын пытался избавиться от неприятного ощущения обычным методом, но не получалось. Причем уже через 10 минут Хенсыну полегчало, и в мысли явилась некая трезвость, насколько это было возможно при таких обстоятельствах. И вот тут Хенсыну пришла пора хвататься за голову. Не сболтнул ли он лишнего? Ведь пока они пили, Чунхен как бы невзначай задавал наводящие вопросы. Каждый раз наливая, он спрашивал простые вещи, но где-то точно должен был быть подвох. Неужели Хенсына раскрыли? Вроде нет пока. Раскрой они его, тут же бы закопали в ближайшем лесу или, может быть, постарались подкупить. Да и вопросы были странные: «Почему ты хочешь остаться штурманом? Зачем это тебе? На что готов пойти? Встречался когда-нибудь с девушкой? Давно ли?» К чему же они?
Странный Чунхен, странная команда, странный бугай… странный Чунхен…
Привалившись к стене, Хенсын постарался обдумать увиденное сегодня. Но в голову лез почему-то только обнимающийся со странным гонщиком Дуджун и прищур Чунхена, словно говорящий: «Я вижу тебя насквозь». А ведь нужно думать, где брать доказательства, что доказывать, самое главное, и кто из них все-таки настоящий преступник. Или преступники. Пока под подозрением все, но сильнее остальных Дахе и Чунхен. Но ведь они могут быть только пешками. Необходимо побыстрей выяснить, кто такой тот громила в ВИП-комнате.
«Нужно скорее найти Дуджуна и обговорить с ним все. Надеюсь, он не только обнимашками там занимался!» — стараясь двигаться быстро, но не резко, Хенсын поднялся и направился к выходу. Но в двери его ждал сюрприз.
Привалившись к косяку, Чунхен рукой остановил Хенсына, когда тот появился в проеме двери. Его довольный вид только раздражал сейчас, поэтому Хенсын нахмурился и вновь попытался пройти мимо.
— О, уже уходишь? – псевдоудивленным тоном проговорил Чунхен, преграждая путь Хенсына.
— Чунхен, пусти меня, — слова Хенсына звучали жестко, но это его не заботило. Когда дело касалось чего-то важного, в данном случае работы, он всегда забывал об осторожности.
— Ясно… — Чунхен покачал головой, поджимая губы и переводя взгляд куда-то вниз. А потом он просто резко толкнул Хенсына внутрь туалетной комнаты, запирая за собой дверь.
— Что ты делаешь? – Хенсын собирался отодвинуть Чунхена и пройти к выходу, но тот сам ушел из-под удара, отчего одурманенный Хенсын резко подался вперед и едва лбом не врезался в дверь. Какая знакомая ситуация.
Выпрямившись, Хенсын схватился за дверную ручку, но та не поддавалась. Чунхен лишь молча смотрел на Хенсына, скрестив руки, когда тот метнул на него испуганный взгляд.
— Что ты задумал?
— Ты же хотел заслужить свое место? Игра продолжается. Итак, на чем мы остановились? – Чунхен стал делать медленные шаги навстречу Хенсыну, который, в свою очередь, на автомате пятился назад, пытаясь рукам позади себя найти что-нибудь, помогшее бы ему защититься, если что. Но в туалете кроме столешницы с раковинами и унитазов ничего больше не было… Ну, ещё зеркала.
— Чунхен, я надеюсь… ты не собираешься делать того… о чем я подумал?.. – Хенсын, все ещё не отошедший от алкогольного марафона, пытался четче формулировать мысли.
— А о чем ты подумал? – Чунхен навис над ним, одной рукой облокачиваясь на стену, и стараясь заглянуть в опущенные глаза Хенсына.
— Я… ни о чем… — рука Чунхена прошлась по лицу Хенсына и остановилась на подбородке, приподнимая его.
— Забей на всё, просто расслабься. Тогда мы оба получим удовольствие и разойдемся… — и Чунхен стал медленно наклоняться к губам Хенсына с явным намерением поцеловать его.
«Что? Просто ради удовольствия? Нет, этого не будет. Любить я могу, пусть и безответно, но делать это для твоей развлекушки не стану!» — было первой мыслью Хенсына, и он оттолкнул Чунхена.
— А Дахе? Она же твоя девушка! – нужно было срочно найти отговорку, но не для себя, а для Чунхена. Как жаль, что в голове все ещё шумит.
— Господи, с чего ты взял? Слушай, давай без подробностей о моей жизни, хорошо? Просто расслабимся… — Чунхен подался на шаг вперед.
«Видимо, он все-таки на самом деле больной!» — делая ещё пару шагов вдоль стены в строну от Чунхена.
— Вот с ней и расслабляйся! Или найди себе кого-нибудь другого! – Чунхен замер, потому что Хенсын внезапно сорвался на крик. Но его все равно никто не услышит здесь, слишком громкая музыка в клубе дает о себе знать. А вот реакция Чунхена застала Хенсына врасплох.
— Нет, я хочу тебя, — и Чунхен снова двинулся в сторону Хенсына.
Столь серьезное заявление, так легко сорвавшееся с губ Чунхена, повергло Хенсына в шок. Это было не то, чего он ожидал, поэтому Хенсын растерялся и покраснел, упустив этим шанс не попасться в руки искусителя, а ведь именно таким для Хенсына сейчас был Чунхен. Парень знал, к чему тот клонит. Понял, зачем нужны были те вопросы и алкоголь. Корил себя за то, что так легко поддался на провокацию. Но он не ожидал, что Чунхен вообще может к нему что-то испытывать, пусть даже для развлекушки, кроме ненависти и раздражения, как тогда на гонке. Но это дела не меняло.
— А я тебя – нет! Так что оставь меня в покое, — но голос не прозвучал настолько уверенно, насколько нужно было, поэтому Чунхен лишь усмехнулся.
— А мы это сейчас проверим, — и Чунхен в стремительном порыве смял губы Хенсына в требовательном поцелуе, одновременно прижимая того всем телом к стене и запуская руки под футболку.
Алкоголь все ещё давал о себе знать, и Хенсын уж готов был сдаться, взметнув руки и опуская их на плечи Чунхена. Но гордость не позволила подчиниться наглому гонщику, хоть и столь любимому, что как только тот поцеловал Хенсына, у него бабочки в животе запорхали. Поэтому Хенсын, едва руки коснулись плеч, резко разорвал поцелуй и вновь оттолкнул.
— Что? – Чунхен возмущенно уставился на Хенсына.
— Не играй со мной, Чунхен, не нужно, — спокойно ответил Хенсын, разворачиваясь к двери и выдыхая. Внешнее спокойствие, которое так хорошо умел инсценировать Хенсын, в присутствии Чунхена казалось детской игрой. Если в сердце все заходится только от одного вида гонщика, как сохранить пусть даже напускное равнодушие?
— Хорошо. Поговорим по-другому, — за спиной Хенсына Чунхен сложил руки и скучающе уставился в потолок, — Ты же хочешь попасть в команду?
Хенсын заледенел, а равнодушие как рукой сняло. И что теперь делать? Если Чунхен откажет ему, даже Дахе, скорее всего, ничего сделать не сможет. Почему жизнь так несправедлива?
— Чего умолк? Разве не ты орал в коридоре, что сделаешь все, чтобы остаться штурманом? – он посмотрел на замешкавшегося Хенсына с презрительной ухмылкой на лице, — Гонка завтра. Решай сам. Или уже передумал?
Нет, не передумал. Хенсыну нельзя было передумать, иначе все дело провалится. И как теперь быть? Ради расследования переспать с Чунхеном или во имя своей гордости и чувств послать куда подальше? Если переспать, то навсегда потерять самоуважение и хоть какую-то надежду на ответные чувства Чунхена, будучи для него только продажной шлюхой, да и ещё непонятно за какие именно цели. Разве место штурмана того стоит? Но для Хенсына стоит. Для Хенсына попадание в команду автоматически означает продвижение в расследовании и том деле, которое ему доверило его начальство. А Хенсыну это нужно, ведь только таким образом он сможет показать, чего стоит на самом деле, что он может дать прокуратуре.
Прокуратура в принципе для него мало значит, но если продолжать там работать. Нужно доказать, на что способен. Все равно Хенсыну некуда больше податься, ничего не интересно. Только гонка на Хонде рядом с Чунхеном по ночным улицам Сеула вызвала у Хенсына легкое эмоциональное потрясение, от которого в душе стало светлее. Но все было списано на открывшиеся ему чувства к Чунхену. Чувства к Чунхену…
Вдруг в голове возник вопрос, которого Хенсын сам от себя не ожидал: «А почему бы и нет?» Так хотя бы жалеть ни о чем не придется. Одна ночь близости, а потом можно выкинуть гонщика из головы, сосредоточившись на расследовании…
Пока Хенсын думал, Чунхен лишь молча смотрел на Хенсына, не поторапливая его. В его взгляде Хенсын не нашел ответа, но вновь попал в плен глаз, которые ещё до знакомства с Чунхеном делали с ним, что хотели. Вот и теперь. Даже не вполне осознавая, что же именно послужило причиной ответа: важность работы или все-таки желание стать ближе к Чунхену, пусть даже потом не будет возврата, Хенсын неуверенно поднял руку и коснулся своей шеи, как бы потирая ее, и из-под челки взглянул на Чунхена.
Но такой реакции на свою слабую попытку сказать «Да», Хенсын не ожидал. Чунхен, до этого остававшийся абсолютно спокойным, за пару шагов пересек расстояние между ними и впился в губы Хенсына. Запустив руки в волосы Хенсына, Чунхен оттеснил того к раковинам, продолжая неистово целовать и вторгаясь языком в рот Хенсына. Потом, на секунду разорвав поцелуй, приподнял его и посадил на стол, разводя ноги немного в стороны и устраиваясь между них.
Пока пальцы одной руки быстро расправлялись с ремнем и ширинкой на джинсах Хенсына, Чунхен другой рукой все сильнее притягивал и требовательнее целовал, заставляя Хенсына задыхаться. Когда воздуха уже катастрофически не хватало, Хенсын оттолкнул Чунхена, приводя дыхание в норму.
— Что за?.. – раздраженно бросил Чунхен.
Но Хенсын, только восстановив дыхание, сам стянул с себя футболку, притягивая Чунхена обратно и целуя его в губы. Обхватив руками лицо Чунхена, он вложил в поцелуй все свои чувства, позволяя себе, наконец, расслабиться и забыть о работе. Нежно целуя губы, Хенсын сам просунул свой язык дальше, исследуя рот и сходя с ума от желания.
Но от его поступка Чунхен опешил, так и расставив руки в стороны, не спеша опустить их на талию Хенсына. Распахнув глаза, Чунхен в поцелуе наблюдал за закрытыми глазами Хенсына, не осознавая причин такой резкой смены поведения. А Хенсын, ненадолго оторвавшись, решительно стянул футболку с застывшего Чунхена и вновь потянулся к губам гонщика. От его поцелуя возбуждение, и так сильнейшее, превратилось в совершенно невозможное. Терпеть у Чунхена сил больше не было.
Резко стянув его обратно на пол, Чунхен развернул Хенсына лицом к зеркалу. В нем Хенсын увидел пугающую картину: сам Хенсын с самым томным и пошлым выражением лица, на которое был способен, краснеет, пока Чунхен стягивает с него штаны и наклоняет чуть вперед, пробегаясь губами вдоль позвоночника. После чего, послав через зеркало Хенсыну ухмылку, разворачивает его к себе за подбородок и целует. Одновременно с поцелуем, Хенсын ощутил прикосновение к своему члену, от которого с его губ сорвался протяжный стон.
Разорвав поцелуй, но продолжая сжимать член Хенсына, Чунхен за подбородок развернул Хенсына и заставил посмотреть в зеркало.
— Взгляни на себя… тебе настолько хорошо? Хочешь ещё?
— Ч-Чунхен… — Хенсын постарался отвернуться и не смотреть на свое раскрасневшееся от постыдного удовольствия лицо. Но Чунхен держал его крепко. Нежно поцеловав Хенсына в висок, он провел указательным пальцем по его губам, слегка раздвигая их.
— Оближи…
И Хенсын, продолжая смотреть на себя в зеркало, медленно приоткрыл рот и обхватил губами пальцы Чунхена, чувствуя, как нетерпеливо Чунхен проталкивает их глубже в рот Хенсына.
— Достаточно, — и Чунхен убрал руку, а через пару секунд Хенсын почувствовал в себе пальцы Чунхена. Медленно двигаясь внутри, добавляя постепенно ещё один палец, Чунхен растягивал Хенсына. Сам же Хенсын только сильнее вцепился в столешницу, стараясь расслабиться, чтобы не ощущать боли. Когда третий палец прошел внутрь, Хенсын уже чувствовал лишь удовольствие.
— Чунхен… — тихо позвал Хенсын.
— Да?..
— Возьми меня, — ещё тише, пугаясь странного звучания собственного голоса, попросил Хенсын.
— Прости, детка, я не расслышал, — вгоняя пальцы глубже, а другой рукой сильнее сжимая член Хенсына, произнес Чунхен вкрадчивым голосом, который не оставлял сомнений, что он-то как раз все прекрасно слышал.
— Возьми меня, Чунхен!.. – откидывая голову на плечо Чунхена, простонал Хенсын, который уже был на грани.
Парой движений расстегнув ремень и спустив джинсы, Чунхен, устроившись поудобнее, резко вошел в уже подготовленного Хенсына. Замерев, и давая отдышаться Хенсыну, Чунхен коротко поцеловал его в губы, а потом двинулся назад, постепенно ускоряясь.
Затем, не сбавляя быстрого темпа, Чунхен, продолжая вбиваться в Хенсына, потянулся и накрыл руку Хенсына своей ладонью, переплетая их пальцы. Медленно поднеся ее к обнаженной груди Хенсына, он его же рукой оглаживал соски, и нежно проводя ей вниз, к животу, заставил Хенсына втянуть его. Сам же Чунхен наблюдал за реакцией Хенсына в зеркало, висящее на стене. Проскользив по животу, Чунхен положил обе их руки на член Хенсына, начиная сжимать его в такт толчкам.
Отразившаяся в зеркале реакция Хенсына только сильнее возбуждала, поэтому, ускоряя ритм, Чунхен уткнулся губами в плечо парня, пока не кончил в него. После чего пара движений руками и Хенсын последовал за ним, кончая в собственную руку. Пока довольный Чунхен искал свою футболку и одевался, Хенсын, наскоро натянув джинсы, опустился на пол и прислонился головой к стене, закрывая глаза.
Через минуту сквозь шум музыки, нарастающий звон в ушах Хенсына послышались шаги, скрежет ключа в замке и звук закрывающейся с той стороны двери. Но Хенсын никак не отреагировал. Он знал, что так будет.
***
На дрожащих ногах ещё не вполне трезвый Хенсын, к тому же на грани потери сознания, так как алкоголь решил испортить ему жизнь другим путем, направился к выходу из клуба, через коридор пресловутых ВИП-комнат. Проходя мимо, Хенсын прислонился головой к одной из холодных дверей. Все-таки не только водка была виновницей его теперешнего положения, но и Чунхен… Внезапно чуткий слух прокурора, пусть и в еле живом состоянии зацепил чей-то разговор. Все бы ничего, и он бы не принял его всерьез, не прозвучи там имя «Чунхен». Сначала Хенсын даже решил, что вновь думает вслух, ну или просто мысли в опухшей голове стали очень громкими, но услышанное после мгновенно его в этом переубедило.
— … и от него нужно избавиться как можно скорее, — проговорил женский голос, — Пользоваться им стало очень опасно.
— Чунхен в курсе наших дел? – Хенсын не видел говорящего, но по интонациям голоса ему можно было дать около 30 лет. И это явно кореец, разговаривающий без акцента.
— Нет, он думает, что все выигранные деньги идут на его счет, — говорящий усмехнулся, а Хенсыну показалось, что он уже где-то такое слышал. Интересно, что за счет у Чунхена? – Но все отчеты фальшивые, я над этим поработал.
— И он даже не уточняет? Никогда сам не проверял? – кто-то третий искренне удивился. И вот у этого человека присутствовал легкий акцент, — Странно, ведь, например, машину свою он все время сам перепроверяет, чтобы без казусов.
— Нет, он доверяет мне, в отличие от парней в команде и особенно техников, — Дахе неприятно рассмеялась, — Но проблема в том, что насколько мне доложили, нами уже занялась прокуратура, — к ней вернулась серьезность и холодок в голосе.
— Все настолько серьезно? – говорящий произнес эти слова с насмешкой, и Хенсын в который раз поймал себя на мысли, что он звучит очень и очень знакомо.
— Пока они думают, что Чунхен главарь. Если от него избавиться, то концы уйдут в воду, — просто сказала она, — Но ты-то чего усмехаешься, мог бы и помочь нам.
— Так я и помог, просто вы ещё не понимаете как, — констатировал голос без акцента.
— Дахе, и как ты предполагаешь это сделать? – деловым тоном проговорил тот самый «знакомый» мужской голос. Хенсын не ошибся, это девушка – Дахе. Но внутренне напрягся, потому что услышанное ему совершенно не нравилось. А внутреннее состояние и так не оставляло желать лучшего. Как его мозг мог запоминать и обдумывать входящую информацию в таком состоянии Хенсын даже подумать не решался.
— Завтра на гонке. Заодно избавимся и от этого надоедливого штурмана. Мне кажется, он не так прост. Будет лучше убить обоих птиц одним выстрелом, — как бы между прочим произнесла Дахе, — Достаточно будет заранее испортить машину Чунхена, лучше всего впрыснуть закись азота в двигатель, пока он не видит. При старте такая машина просто взорвется.
— Хорошо, мои ребята разберутся с этим, — снова мужчина с акцентом, да кто же он? Внезапно из-за двери послышался шум отодвигаемых стульев. Хенсын попытался чуть оторваться от двери, но тело его не слушалось.
— Сухён, ты видел Чунхена? Мне нужно с ним поговорить, — позвала Дахе, а ответил ей тот самый голос с акцентом. Значит, одного из них зовут Сухён, но кто же второй?
— Нет, после того, как наш маленький штурман выбежал из комнаты, а Чунхен вышел за ним, я больше его не видел, — получается… Сухён был в ВИП-комнате… неужели тот громила?
— Странно… Ну ладно, поищу сама.
— Дахе? Ты его, случаем, не предупредить хочешь? – отозвался второй мужчина.
«Назови его по имени, назови, Дахе!» — пронеслось в голове Хенсына.
— Нет, ты что! Мне мои денежки дороже какого-то беспризорника! – она снова рассмеялась, от чего Хенсын четко понял, что ему больше всего не нравится в Дахе, естественно помимо ее жадности и мерзости, — смех.
— Пусть так… что за?..
На этих словах кто-то толкнул дверь наружу, а у Хенсына как раз кончились какие-либо силы. Явная алкогольная непереносимость дала о себе знать. Последнее, что он слышал, это чьё-то знакомое восклицание «Хенсын!». Мужское. Точно мужское. А потом только темнота.

***
Когда Хенсын проснулся, было уже утро. Причем дьявольски ужасное утро: голова раскалывается, а за окном птицы поют, солнце светит и часы показывают уже ровно 12 дня. На работе теперь можно не появляться. Перевернувшись, Хенсын снова закрыл глаза и хотел уже заснуть… Но вместо этого резко сел в кровати, от чего, конечно, голова предательски затрещала, готовясь взорваться от боли, а сушняк отчетливо дал знать о себе, но это было ещё не самое ужасное. Хенсын абсолютно ничего не помнил о вчерашней ночи! Ни одного даже крохотного воспоминания! Просто глухая, отяжелевшая, бесполезная штука без каких-либо мыслей на шее Хенсына, а не голова. Единственное, что позволяло понять, что она хотя бы на месте: боль, звон в ушах и дурнота у горла.
Ни события, после того как они с Чунхеном начали пить, ни что было после. В голове лишь пустота и ощущение потери важной информации. Вот это Хенсын чувствовал отлично. Он явно что-то упустил. Но вспомнить это сейчас не представлялось возможным, поэтому он решил хотя бы утолить мучающий его сушняк. В горле так пересохло, что больно было глотать. Окинув взглядом комнату, Хенсын нашел на столе кем-то заботливо оставленный графин с водой и уже налитый стакан. Интересно, кто все-таки отвез его домой? Дуджун? Рядом на подносе лежали какие-то лекарства от похмелья, явно не из аптечки трезвенника Хенсына. Ну конечно, наверняка следователь Юн постарался.
Как можно быстрее передвигаясь, парень подошел к столу. Хватаясь за спасительную жидкость, Хенсын с упоением осушил целый стакан, а потом ещё один. И с последним глотком кое-что во вчерашней ночи прояснилось…
"Нет, я хочу тебя..."
О! Значит, это был не сон. Какой ужас! Хенсын стеклянным взглядом уставился в стену перед кроватью, прокручивая нахлынувшие воспоминания. И ведь Хенсын согласился на это… Так что пусть Чунхен даже не заикается больше, что не хочет его видеть. Черт, чего не сделаешь ради расследования. Хорошо хоть Хенсын не в Национальной разведке работает, там и умереть за Родину не долго.
Но вспомнив и собственные эмоции, Хенсын почувствовал, как горят его уши. Все-таки долг здесь ни при чем, только собственное желание толкнуло его на этот поступок. Только стремление быть ближе к Чунхену.
Хенсын постарался выкинуть из трещавшей головы ненужные мысли. Вчера все закончилось. Главное теперь, Чунхен на завтрашней гонке точно не отвертится.
И вот тут Хенсын ощутил, как в сердце похолодело. Руки задрожали, распространяя от ладоней до кончиков волос неподдельный, безумный и жутчайший страх. Такого Хенсын никогда ещё не испытывал. Стакан, который он держал в руках, вдребезги разбился об пол. Чунхен в опасности!

@темы: slash, max, NC-17, Junhyung/Hyunseung, Fanfic, Doojoon/Yoseob

URL
Комментарии
2011-08-29 в 22:15 

beast fanworks community
Глава 3
читать дальше

URL
2011-08-29 в 22:16 

beast fanworks community
глава 3 -продолжение
читать дальше

URL
2011-08-29 в 22:17 

beast fanworks community
глава 3 - продолжение
читать дальше

URL
2011-08-29 в 22:17 

beast fanworks community
глава 3 - продолжение
читать дальше

URL
2011-08-29 в 22:18 

beast fanworks community
глава 4
читать дальше

URL
2011-08-29 в 22:18 

beast fanworks community
глава 4 - продолжение
читать дальше

URL
2011-08-29 в 22:19 

beast fanworks community
глава 4 - продолжение
читать дальше

URL
2011-08-29 в 22:20 

beast fanworks community
глава 4 - продолжение
читать дальше

URL
2011-09-08 в 15:28 

а когда дальше?

2011-09-12 в 23:55 

KICUNE777
Проду))))

2011-09-17 в 23:09 

beast fanworks community
Глава 5

URL
2011-09-17 в 23:10 

beast fanworks community
глава 5 - продолжение

URL
2011-09-17 в 23:10 

beast fanworks community
глава 5 - продолжение

URL
2011-09-17 в 23:10 

beast fanworks community
глава 5 - продолжение

URL
2011-10-19 в 00:20 

beast fanworks community
Глава 6

URL
2011-10-19 в 00:21 

beast fanworks community
глава 6 - продолжение

URL
2011-10-19 в 00:22 

beast fanworks community
глава 6 - продолжение

URL
2011-10-19 в 00:22 

beast fanworks community
глава 6 - продолжение

URL
2012-01-30 в 03:20 

Аннён
Нуууууууу....... а когда ждать продолжение истории????????
Так не честно, заканчивать на таком моменте!!!,,,,,,

   

Beast Fanwork Community

главная