Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:03 

Фанфик

[Alexiel] [DELETED user]
Автор: [Alexiel]
Название: Ex malis eligere minima (Из зол избирать меньшее)
Пейринг: ЧунХен/ХенСын (основной)
Жанр: АУ (наверно из-за мистики только), драма, ужасы, мистика, слэш.
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: смерть персонажа, OOC (на персонажей второго плана), насилие
Дисклеймер: Мне никто не принадлежит, за все увечья каюсь х)
Саммари: Что же за твари появились в ночном Сеуле и на его окраинах?

Часть 1. Начало

-Дурак, куда ты так спешишь, - тихо шипел ХенСын, хватаясь тонкими пальцами за обивку сиденья. Фары с бешеной скоростью выхватывали из темноты деревья, кустарник и старые фонарные столбы. Они неслись по пустынному шоссе из Пусана обратно домой в общежитие.
После встречи с фанатами группа решила заночевать в местном отеле и уже начинала спорить о дележке мест, когда вдруг раздался звонок на ресепшене. Начальство срочно вызывало ХенСына к себе. Причем объяснять причину такой срочности никто не хотел, замяв все это чем-то совсем несерьезным.
Спорить в такой ситуации было бесполезно, поэтому менеджер ЧжунКон уже собирался было вызывать такси для танцора, но ЧунХен внезапно предложил довезти его сам, о чем ХенСын пожалел столько раз, сколько километров в час теперь высвечивалось на спидометре.
На небе были черные, тяжелые тучи, в лобовое стекло то сильнее, то слабее начинал стучать холодный октябрьский дождь.
-Может сбавишь скорость? – в голосе парня уже явно проскальзывал страх и напряжение.
Однако ЧунХен даже не отреагировал, смотря куда-то вперед. Казалось, что он о чем-то очень сильно задумался. Взгляд замер в одной точке, а пальцы на автомате крепко сжимали руль. ХенСын уже не на шутку занервничал и хотел было окликнуть рэпера еще раз, но тот вдруг улыбнулся и скосил глаза.
-Боишься? – улыбка его на губах стала еще шире. ХенСын потер шею и нахмурился.
-Мы едем почти под 140. Мало того, что это нарушение правил…
-Не волнуйся, я просто хочу скорее доехать до Сеула.
Танцор тут же замолчал, а нехорошее чувство заставило поежиться. Видно непогода за окном так давила не только на него. Но он был благодарен ЧунХену, за то, что вызвался его подвезти. С таксистом было бы еще неуютнее и возможно даже страшнее.
За окном машины начиналась самая настоящая буря: дождь бил в стекла и по крыше, будто хотел во что бы то ни стало попасть внутрь, ветер раскачивал деревья, а в низких облаках то и дело проскальзывали тихие раскаты грома.
-Как у Вас дела? – вдруг спросил ХенСын, не глядя на водителя. Он очень редко старался вспоминать эту девушку, но иногда слухи были более правдоподобными, чем реальность.
-Да никак. Мы если и видимся, то мельком. ХенСын, - ЧунХен внимательно смотрел на парня через зеркало заднего вида. – Я устал делать то, что мне говорят. Я как будто играю в рулетку с двумя агентствами. Невозможно предугадать, что же они придумают завтра.
Танцор не ответил, угрюмо провожая глазами разметку на дороге. Он не мог поверить, что все рассказы его друзей - правда. Что из раскрытых отношений могут сделать такую дешевую показуху. Плачущего ЧунХена группа видела редко, но в день, когда генеральный директор вызвал его к себе на допрос и выбил признание, успокаивала парня не один час. А он все продолжал комкать в руках лист с подписанным договором. Их отношения с Гу Харой продали, запретили видеться тайно, только в определенные дни и только в присутствии прессы.
-Пока мы вместе, мы всегда будем … О, господи! – не успел ХенСын закончить предложение, как в лобовое стекло врезалась ворона, закрыв черными крыльями почти весь обзор. ЧунХен от неожиданности дернулся, и машину повело вбок. Парень попытался вырулить, но на огромной скорости шины просто скользили по мокрому асфальту.
-Твою мать! ХенСын, держись крепче, - пытаясь сохранять спокойствие, крикнул ЧунХен, резко уводя машину влево, в сторону поляны, подальше от дороги. На траве сцепление наконец-то позволило начать безопасно тормозить. Но удар от возникшего сбоку дерева снова лишил машину управления. Тихо выругавшись и в последний раз ударив по тормозам, рэпер припарковал машину в парочку молодых тополей.
ХенСын тяжело дышал, его трясло от пережитого шока. Когда выяснилось, что оба парня в полном порядке, то перед ними встала задача, что делать дальше. Ехать на убитой машине было уже невозможно, тем более идолам, известным почти на весь мир. Однако неприятные сюрпризы на этом не заканчивались, телефоны не ловили сеть, даже экстренные вызовы были заблокированы. Про интернет можно было вообще не вспоминать.
-Я пойду, поищу помощь, до города вроде недалеко, телефон при мне, если вдруг появится связь, и не выходи из машины, - ЧунХена не зря называли мамочкой группы. – Вернусь не позднее, чем через тридцать минут.
ХенСыну не позволили даже возразить. Когда рэпер вышел из машины, в салон ворвался ледяной воздух и противный сырой запах. Где-то рядом явно было болото. ЧунХен, попав на улицу, первым делом отсмотрел машину, потом скривился и скинул наконец-то бедную птицу со стекла. Потом махнул рукой на прощанье и быстрым шагом пошел обратно к пустой дороге.
Танцор встревожено следил за удаляющейся фигурой. Парень ушел без зонта, а значит скорее всего простудиться. Да еще и время за полночь, и мало ли кто может бродить по околосеульским лесам.
Время ожидания тянулось бесконечно медленно, цифры на электронном циферблате сменялись, будто, как назло нехотя, порой даже замирая. В салоне опять стало тепло, и ХенСын начал медленно засыпать под монотонный стук капель по крыше.
В дверь общежития кто-то настойчиво стучал. Никто из одногруппников даже не пошевелился, поэтому танцор, нехотя соскользнув с кровати, поплелся к двери.
-Кто? – если смотреть в дверной глазок, то вроде бы никого на лестничной клетке и нет.
Но, как будто услышав его голос, в дверь стали стучать еще громче и настойчивее.
-Скажите кто, или я вызываю полицию! – вызывающе крикнул парень.
Дверь внезапно со скрипом распахнулась. На пороге стоял ЧунХен с закрытыми глазами, в порванной, мокрой одежде, пропитанной чем-то красным. ХенСын, испугавшись за жизнь друга, хотел было сделать шаг к нему. Но тут глаза рэпера широко распахнулись, и танцор дико закричал, но он не мог издать ни звука.
ХенСын вздрогнул и проснулся. Сердце бешено билось, по лбу и спине бежали струйки ледяного пота. Он все также был в машине, посередине леса на окраине Сеула. Взглянув на часы, он почувствовал, что сердце уходит в пятки, в горле встал ком. ЧунХен ушел уже как час и до сих пор не вернулся.
Парень начинал паниковать. Связи все еще не было, непогода все также бушевала, а на дороге не было ни одной машины. Решение пришло быстро. ХенСын убрал телефон в карман, отыскал в бардачке перочинный ножик и фонарик, закутался в куртку и разблокировал двери.
Когда он вышел из машины, то почувствовал мерзкую, влажную землю под ногами, такой же ужасный запах с болота и ледяные струи дождя, бьющие по плечам, спине и голове. Не останавливаясь ни на секунду, он скорым шагом побрел к дороге, в ту же сторону, куда пошел ЧунХен.
Сон отошел на второй план, пока парень собирался, но теперь перед глазами встали пустые черные провалы глаз рэпера. Все происходящее походило на какой-то банальный фильм ужасов, если бы не было на самом деле. Завывание ветра и скрип деревьев подгоняли танцора по пустому, мокрому шоссе. Он не верил в мистику, не верил в сны, не верил, что с ЧунХеном могло что-то произойти. Но мысли в голове строили свой предательский замок. «Почему он не вернулся вовремя? Он никогда не опаздывает». Громкий скрип дерева заставил вздрогнуть и поднять взгляд. Впереди сбоку стояла автозаправка, её освещала пара фонарей.
ХенСын решил, что, скорее всего, ЧунХен там пережидает бурю и ждет, когда появится сеть, чтобы вызвать помощь. Он почти за минуту добежал до входа в маленькое подсобное помещение, но дверь была закрыта. Порыв ветра с силой ударил в спину, от чего ХенСын забарабанил кулаками, чтобы его услышали.
-Эй, есть кто живой? – голос эхом разлетелся по округе, но в ответ была тишина.
Спустя пять минут танцор пришел к выводу, что тут действительно никого нет и не было, а значит надо идти дальше по дороге. ХенСын успокоился, решив, что ЧунХен тоже так подумал.
Дальше дорога пошла резко вверх, идти было труднее, а порывы ветра то и дело норовили сбить и унести прочь. ХенСын был уже с ног до головы мокрым и замерзшим, однако идти назад было уже бесполезно. Он не доставал телефон, чтобы не промочить его, поэтому не знал, сколько времени он шел.
Пейзаж вокруг стал резко меняться. Деревья подступили вплотную к дороге, у их подножия и далеко впереди начинал клубиться молочно-белый туман. Ветер немного стих.
ХенСыну начало казаться, что с появлением тумана звуки будто все исчезли. С каждым шагом видимость становилась все хуже. Парень насторожился, а вдруг ЧунХен тоже решил пойти вперед и не смог найти дорогу назад?
Тут впереди замаячил какой-то силуэт.
-ЧунХен! – крик просто потонул в тумане. – ЧунХееен!
Парень кричал громко, срывая голос, но не слышал самого себя. Силуэт будто бы развернулся. ХенСын ускорил шаг, доставая из кармана фонарик.
Но стоило лучу выхватить из тумана очертания, как фонарь выпал из ослабевших рук, а танцор на огромной скорости, насколько это позволяла мокрая одежда, усталость, туман и дождь, рванул обратно. Казалось, что он бежит наперегонки с ветром. Только что он мельком увидел что-то черное, с когтями и шипами. Это не было человеком. Это не могло быть человеком.
Как только звуки снова вернулись к нормальной громкости, ХенСын начал на бегу вслушиваться, но ничего не услышал. Только добежав до автозаправки, он рискнул обернуться. Никого. Ничего. Пусто.
Сердце рвалось из груди, телефон в дрожащих руках до сих пор показывал отсутствие сети. Ноги парня уже еле слушались, а в ушах начинало предательски шуметь. Подойдя к закрытой двери, сев на порог и обхватив колени руками, он тихо заплакал.

Часть 2. Плохие новости

ХенСын был на грани сна и сознания, его уже сильно знобило, щеки горели, а голова и веки налились свинцом, все глубже забирая в объятья Морфея. Смутные образы, тихие и громкие голоса, все смешалось в яркий водоворот, который тащил куда-то на дно.
-ХенСын? – удивленный и испуганный женский голос донесся издали. – Господи, что случилось?
Стук каблуков по мокрому асфальту, потом кто-то бережно сжимает его холодные руки и довольно-таки сильно трясет.
-ХенСын, очнись!
Крик над самым ухом разбудил все нервные окончания, парень вяло приоткрыл глаза. Напротив, на корточках сидела красивая девушка из его агентства по имени Ким ХёнА. Заметив, что он пришел в себя, она взволнованно вскочила.
-Пошли в машину, быстро, там все расскажешь.
Любая другая бы девушка начала причитать, плакать, но еще одна рэпперша из CUBE была не такой. Хёна почти что донесла ХенСына до машины, оставленной неподалеку, и усадила его на переднее сиденье. Парень устало закрыл глаза, пытаясь не потерять сознание. Чувство дежавю червячком страха проникло под ребра и заставило покрепче затянуть ремень безопасности.
Машина резко рванула с места, сделала крутой вираж и вырулила на дорогу в сторону Сеула. ХенСын старался не смотреть за окно, он не хотел увидеть то самое место еще раз.
-Что случилось? Где ЧунХен? – наконец вопросы, которых он так боялся, были заданы. ХенСын достал из кармана телефон. Сеть уже ловила, были сообщения от персонала, пропущенный звонок от менеджера. Пальцы быстро набрали номер рэпера, но от этого только еще сильнее закололо в сердце. Номер был не доступен.
Парень долго молчал, поглядывая вперед на алеющее небо. События ночи встали такой яркой картиной, а переживания так сильно захлестнули, что глаза мигом повлажнели. Но собравшись с силами он поведал, что с ними приключилось, избежав упоминания того то ли зверя, то ли человека в тумане. Хёна весь рассказ успевала внимательно слушать и кивать и следить за дорогой, по которой уже во всю ездили машины.
-Ты испугался тумана? – девушка сделала ударение на последнее слово. ХенСыну почудилась издевка, поэтому он, кинув грозный взгляд, сложил руки на груди и снова уставился в окно.
-Понимаешь… Он был очень густой, я такой только в фильмах видел. Решил, что лучше вернусь, - ХенСыну почему-то казалось, что она ему не верит. Однако, он краем глаза заметил телефон в её руках.
-Кому будешь звонить? – быстро перевел он тему.
-Для начала менеджерам в Сеуле. Остальные пусть отдохнут, я их знаю, сразу рванут сюда. Сейчас еще эвакуатор вызову… С директором я поговорю лично, пока просто отдыхай.
ХенСын вдруг подумал, почему она так спокойно отнеслась к пропаже ЧунХена. Даже если все произошедшее ночью для неё просто случайность, то она же должна понимать, что может начаться, если ЧунХена сейчас не будет в общежитии. Точнее если о нем вообще не будет новостей. В горле опять встал ком, поэтому танцор просто закрыл глаза и попробовал уснуть.
Как Хёна и обещала, она отвезла его к общежитию, а сама поехала в агентство. Из обрывков разговоров, долетавших сквозь сон было понятно, что ЧунХена не находили ни фанаты, ни местные жители, ни стафф. Парень действительно пропал.
В лифте ХенСын наконец взглянул на себя со стороны и пришел в ужас. Волосы превратились в воронье гнездо, украшенное парой опавших листочков, бледные запавшие и красные глаза, плотно сжатые губы. Не лучший вид для человека, у которого съемки были намечены на утро. В общежитии было пусто и тихо, стараясь не разбудить спавшего на диване менеджера с телефоном и в руках и чувствуя угрызения совести, ХенСын на цыпочках пошел в ванную. Он пробыл там наверно час, пока полностью не отогрелся и не пришел в себя.
К тому времени как он вышел, менеджер уже проснулся и ждал его с неутешительными новостями. Видимо Хёна уже доехала до агентства, и новости дошли до прессы. Или случайные автомобилисты нашли разбитую машину до приезда эвакуатора. Заголовки интернет-блогов пестрели душераздирающими заголовками «Участник группы BEAST бесследно пропал», «Участники группы BEAST попали в автокатастрофу».
ХенСын почувствовал, как у него начинает болеть голова, но ничего не оставалось, как ехать в офис. Наверняка, его одногруппники уже выехали туда по звонку из Пусана.
У здания уже была толпа истерящих фанаток, поэтому попасть внутрь получилось только с боем. ХенСын кивал особо шумным девушкам, улыбался и заверял, что с ним все в порядке. И обещал, что с Чунхеном тоже все в порядке.
-ХенСын, это так ужасно, - девушка ЧунХена, Хара, видимо уже тоже успела услышать последние новости, поэтому сидела в холле и едва завидев его, кинулась на встречу. – Ведь с ним же все будет в порядке, да?
Парень на автомате быстро кивнул и пошел дальше, однако тут уже охрана помочь ничем не могла.
-ХенСын, его телефон не отвечает! Я не знаю, что делать, - девушка уже рыдала в голос, размазывая по лицу макияж.
-Хара, прости, но я сам в ужасном состоянии, - ХенСын виновато улыбнулся и склонил голову.
К счастью, его успела поймать Хёна, которая под локоть затолкала парня в лифт, не обращая внимания на гневный взгляд Хары. По её мрачному лицу было видно, что случилось что-то еще более худшее. Однако на вопросительный взгляд танцора она не ответила, погруженная в свои мысли.
Когда ХенСын уже подходил к кабинету СынСон-нима, к нему на встречу вылетел КиКван весь в слезах и повис на шее.
-Хён, - проревел он, всхлипывая. – Это ужасно.
У него в руках была утренняя газета, но на этот раз заголовок заставил ХенСына почувствовать пробежавший холодок по позвоночнику. «Дикие звери загрызли двух полицейских на окраине Сеула».
-Не может быть, - тихо прошептал парень. Его мозг отказывался сопоставлять два факта. Однако ХенСына уже притащили в кабинет. Там тихо сидели остальные участники, понурив головы.
Директор мягко попросил танцора рассказать еще раз, что произошло ночью. Как ни странно, но чувство дежавю снова вернулось к ХенСыну, когда ЕСоб также остановил внимание на тумане.
-Белый? Как молоко? - удивленно спросил парень, поднимая брови.
-Вау, наверно красиво, - начал было КиКван, но умолк под грозными взглядами одногруппников.
Общими силами было решено принять все, как есть. Съемки у ХенСына отменили, а сами ребята должны были поехать все вместе домой и ждать новостей. По дороге их обступили взволнованные трейни. Пока старшие хены им докладывали обстановку, ЕСоб отозвал своего любимчика, который должен был дебютировать , как вокалист, и передал тому какой-то лист бумаги и что-то шепотом сказал. ХенСын удивленно покосился на них, потому что знал, что ЕСоб даже обычные ноты или секреты свои никому не рассказывает. Видимо парню он очень доверял.
-Как ты себя чувствуешь? – Хёна вернулась неожиданно и была уже в тренировочной форме, видимо им отгула никто не давал.
ХенСын пробурчал что-то невразумительное, пытаясь вернуться в реальный мир из своих мыслей.
-Если что, звони мне, тебе сейчас тяжело, я всегда на твоей стороне, - девушка улыбнулась и похлопала парня по плечу. – Найдут твоего ЧунХена… не переживай. Может с горя с чокоболлами пьет.
ХенСын наконец-то свободно рассмеялся, груз немного отступил, он поблагодарил Хёну за поддержку и быстро пошел вниз к ребятами. Все-таки нельзя верить в плохое, иначе так и случится. Снова погружаясь в мысли, ХенСын не заметил, как налетел на того самого мальчика вокалиста.
-Извините, извините, - парень несколько раз склонил голову и быстро убежал. ХенСын потер ушибленный бок и хотел было пойти дальше, как увидел в углу тот самый листок от ЕСоба. «Уж не любовное письмо ли там».
Но хорошее настроение мгновенно испарилось, когда парень открыл лист. Уродливое создание, похожее на человека, с маленькими кожистыми крыльями – только этот рисунок и был там изображен, причем весьма небрежно. Точь-в-точь ночной ужас из тумана. ХенСын нервно сглотнул, он вспомнил, как ЕСоб перебил его во время его рассказа. В истории появлялось все больше белых пятен и все больше вопросов без ответа.
Танцор молча сунул лист в карман и пошел на улицу, с твердой уверенностью, что за лжэ-макнэ все же нужно будет понаблюдать. Он отчего-то сомневался, что это у одногруппника такая живая фантазия. Да и мысли он вроде бы читать не умел.
Однако остаток дня прошел в относительной тишине для ребят. О ЧунХене не было никаких новостей, периодически поступали звонки от участников из других групп, группы поддержки, фан-кафе было в слезах, а часть персонала отпаивала чаем родителей ЧунХена, до которых дошла ужасная новость. Вся группа была тише воды и ниже травы, стараясь обойтись без глупых шуточек. Засыпали тоже в полной тишине, наверно каждый хотел забыть день переживаний, а на утро увидеть знакомое недовольное лицо рэппера на первом этаже кроватей.
ХенСын не знал, сколько времени он проспал, но его разбудил скрип половицы, кто-то тихо вышел за дверь. Однако интерес наполовину со страхом скрутил живот, когда шаги направились не в туалет, а в коридор. По звукам было ясно, что кто-то тайно намеревался покинуть общежитие.
Парень на руках приподнялся и заглянул наверх. Его предположения оправдались – это был ЕСоб. Медленно выбравшись из кровати и накинув первые попавшиеся джинсы и рубашку, ХенСын также тихо выскользнул из комнаты. Хлопнула входная дверь. Теперь можно было и пошуметь. Быстро надев куртку и ботинки, ХенСын выглянул в глазок. Пусто, значит можно выходить.
Танцор не любил приключения, но в надежде приоткрыть завесу загадок и ужасов он был готов на все. Из окна второго этажа было видно, как фигура ЕСоба быстро идет в сторону парка около дома.
Часы в подъезде показывали полтретьего ночи.
ХенСын был благодарен, что хотя бы сегодня нет ветра и дождя. Деревья затихли, истерзанные вчерашней бурей. На небе все также были темные, затяжные облака.
Парень перебежками пошел по шумному гравию в сторону парка, чтобы не потерять из вида силуэт вокалиста.
Перед длинной аллеей он замер, так как на открытом пространстве его легко бы заметили и услышали. Фигурка одногруппника вдруг растворилась во мраке, скрывшись в неизвестном направлении, а ХенСын почувствовал движение за спиной и еще какое-то внизу.
Около его ног клубился белый туман. Ужас начинал медленно парализовывать тело.
Угрожающий рык раздался почти над ухом.
Это конец.


Продолжение следует...

@темы: slash, midi, crossover, NC-17, Junhyung/Hyunseung, Fanfic

Комментарии
2011-11-23 в 18:36 

Kumisu
Гораздо проще говорить правду, чем запоминать свою собственную ложь
Заинтригована)

   

Beast Fanwork Community

главная