Автор: Duck Dodgers
Бета: «Старый-добрый дядюшка Microsoft Word 2010»;
Пэйринг: Junhyung/Doojoon;
Рейтинг: G;
Жанры: Повседневность, романтика;
Предупреждения: OOC;



Выпадает снег, начинают меркнуть яркие краски и где-то в середине февраля Чунхён мечтать сесть в космический корабль и улететь в другую галактику на какую-нибудь Солнечную Планету, где одиннадцать месяцев в году шоколадная земля, вечно зелёные деревья и люди со счастливыми глазами.
Чунхён устаёт и мечтает реанимировать собственное сердце, но вместо этого упрямо сжимает искусанные и обветренные губы. Ёсоб смотрит на DVD «Мистера Бина» и Чунхён отвешивает ему подзатыльник, когда тот начинает ржать слишком громко.
- Заткнись, а? – просит он, впиваясь сразу всеми десятью пальцами в голову и добавляет «пожалуйста», когда Ёсоб надувает щёки и делает большие глаза, как у игривого щенка-лабрадора. Того и гляди - начнёт вилять хвостом.
- Что с тобой? – спрашивает он, откладывая большое ведро поп-корна в сторону. У него задорный взгляд, словно яркие разноцветные огоньки и приторно-свежий голос. Чунхён хмурится, будто у него болят все зубы разом.
Ему грустно. И плохо.
Он ненавидит осадки.
... но ничего не говорит, потому что жалуются и жалуются, ноют и ноют только слабаки.

***

Ранним утром следующего дня Чунхён снимает с вешалки кожаную куртку Дуджуна, самые любимые найковские кеды Киквана и уходит из общежития, никого не предупреждая.
Он долго-долго сидит в пустом парке и кормит церковных голубей хлебными кошками. Влажный ветер бьёт в лицо, а белый туман обжигает кожу. У Чунхёна уже зуб на зуб не попадает и пальцы синие.
Он медленно цепенеет и, опуская взгляд, смотрит на потрескавшуюся корку тонкого льда, покрывающего промёрзшую землю. Вокруг – свинцовое небо, а на соседней лавочке сидит маленький, горбатый старичок с трёхногой собакой на поводке.
Чунхён жалеет, что не может обновиться как компьютерная система. Чтобы одно нажатие – и забыть о проблемах, чтобы один удар – и раздробить камни в груди, чтобы открыть глаза утром – и всё перестало быть в режиме «плохо».
Может быть, там, на Солнечной Планете, есть другой Ён Чунхон.
Не грустный и чего-то ждущий.

***

Рядом с общежитием, через несколько кварталов, есть зоомагазин, который построили около полугода назад – Чунхён долго-долго ходит между стеллажами, пока не выбирает себе маленькую жёлтенькую рыбку с грустными блуждающими глазами-пуговками. Ему не хватает всего несколько вон, и молоденькая продавщица соглашается сделать ему скидку в обмен на фотографию и автограф.

***

Дома его встречает Ёсоб с хмурым лицом.
- Идиот! – бормочет он, стаскивая с Чунхёна куртку, - где ты был? Дуджун рвёт и мечет!
Чунхён хмурится, не понимая, почему в ушах стоит непонятный звуки из радиоприёмников и в горле першит, словно он песка нажрался.
Ёсоб бьёт его по щекам. Не сильно, правда (может, потому что добродетель в нём просыпается в нём чуть раньше, чем маленький, злобный тролль с дубинкой; а может, потому что он знает, что такой вот депрессивный Чунхён может и в обратную двинуть так, что искорки с птичками Твитти из глаз посыпятся).
- Ты пил что ли? Ащщ, ну что у нас за тупица в группе!?
Чунхён делает один крошечный шаг и медленно стекает в объятия младшего, как медуза, выброшенная на берег во время морского прилива.
- А я вот рыбку купил... Красивая, правда?

***

Ночью Чунхёну снится Бог, который протягивает к нему руки, кладёт на плечо и молчит (вот только почему-то Бог одет в футбольную форму), а утром он просыпается с температурой и больны горлом.
Перед глазами у него мелькают маленькие разноцветные человечки, запускающие разноцветные фейерверки и Чунхён долго-долго трёт глаза пытаясь прогнать их. Он тихо скулит, как раненый пёс, потому что ему не просто до чёртиков плохо. Даже хреново.
Дверь в комнату открывается с тихим скрипом.
- Я – ужас, летящий на крыльях ночи, - раздаётся ворчливый голос.
Чунхён оборачивается и тихо стонет, накрывается одеялом с головой, как маленький зверёк, испугавшийся ночных бликов.
- Ужас, свалил бы ты в туман, а? – глухим и хриплым голосом просит он, - не видишь, как мне хреново?
- Не парься, грузить не стану, - усмехается Дуджун. У него воспалённые глаза, лёгкая щетина на лице и в руках большая кружка с рисунком мультяшного Джокера, - хотя стоило бы тебя выпороть.
- Изыди, грязный извращенец!
Чунхён вяло отбивается, когда Дуджун ложится рядом, прикладывает большую холодную ладонь к его лбу, убирая влажную чёлку.
Он – большой и тёплый и Чунхёну хочется закутаться в него, как в пуховое одеяло.
На часах 15:34.


@темы: Fanfic, G, Junhyung/Doojoon, Yoseob, min